Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

О любви к Отечеству и народной гордости - Страница 7 История России

Работа Шишкова лишь формально носила филологический характер. Речь шла о том, по какому пути должна развиваться Россия: слепо копируя западноевропейские культурные и политические технологии или же опираясь на собственные традиции. Современный автор так определяет основные черты взглядов сторонников Шишкова: «Россия в своем развитии должна прежде всего ориентироваться на свое национальное прошлое: на древнеславянские основы культуры, на традиционно сложившиеся в русском быту морально-этические нормы, на прочно устоявшиеся формы феодально-монархических отношений»23. Шишков усматривал жесткую связь между языком, литературой, нравами и национальным характером. В «Рассуждении» Шишков резко выступил против тех, кто, по его словам, был «заражен неисцелимою и лишающею всякого рассудка страстию к Французскому языку»24. К таковым им причислялись не только литераторы сентименталистского направления, которые задались целью усвоить западную словесность, по преимуществу французскую, создав в литературе «новый слог», но и значительная часть русского дворянского общества, которая была полностью или частично сориентирована на французские культурно-поведенческие модели.

Однако сам Карамзин никакого участия в литературной полемике не принимал. Объяснить это можно тем, что он был не только занят историографическими разработками, «постригся в историки» (П. А. Вяземский), его позиция, в том числе и лингвистическая, под влиянием занятий русской историей, стала сближаться с позицией Шишкова. Уже дореволюционные авторы, как либералы, так и патриоты, отмечали родство их политических убеждений. К примеру, либерал А. Н. Пы-пин вполне справедливо утверждал: «На деле между Шишковым и Карамзиным, - кроме разницы в языке, - не было существенного различия. Впоследствии Шишков сам имел случай убедиться, что в основных общественных вопросах им не о чем спорить. Оба они были патриотами России. Оба они писали о любви к Отечеству и говорили в сущности одно и то же; оба не любили нововведений и предпочитали старую патриархальность, оба восставали против иностранных учителей, которым поручалось у нас воспитание...»25.

Еще в 90-х гг. XVIII в. обозначился интерес Карамзина к русской истории. Тогда он создал несколько небольших исторических работ. В статье из «Вестника Европы» «О случаях и характерах в Российской Истории, которые могут быть предметом художеств» Карамзин писал: «Должно приучить Россиян к уважению собственного <...>. Я не верю той любви к Отечеству, которая презирает его летописи или не занимается ими; надобно знать, что любишь; а чтобы знать настоящее, должно иметь сведения о прошедшем»26. В 1803 г. Карамзин обратился в Министерство народного просвещения, к попечителю Московского учебного округа М. Н. Муравьеву с просьбой об официальном назначении его историографом, которая вскоре была удовлетворена особым указом. С 1803 по 1811 г. Карамзин создает пять томов «Истории государства Российского», попутно открыв и впервые использовав ценнейшие исторические источники. Научная деятельность Карамзина способствовала дальнейшей эволюции его патриотических взглядов.

В начале 1810 г. года Карамзин через Ф. В. Ростопчина познакомился в Москве с великой княгиней Екатериной Павловной27 и стал постоянно посещать ее резиденцию в Твери. В салоне великой княгини Карамзин начал осваивать роль своеобразного светского духовника членов императорской фамилии.

Время сближения великой княгини и Карамзина было определено некоторыми существенными обстоятельствами внутриполитической борьбы того времени. В октябре 1809 г. М. М. Сперанский по поручению Александра I составил либеральный план государственных преобразований - «Введение к уложению государственных законов» и представил его императору. Учреждение Государственного Совета в 1810 г. свидетельствовало о начале реализации этого плана. Либеральный проект вызвал активное противодействие русской партии, одним из лидеров которой являлась Екатерина Павловна. Консерваторы решили использовать в своих целях Карамзина как мощную идейную силу, фигуру, равную по своему интеллекту и возможностям влияния на широкую публику со Сперанским. В 1811 г. Екатерина Павловна даже предложила историку пост губернатора Твери, на что Карамзин отвечал, что он будет или «дурным историком, или дурным губернатором, тем более что к этой должности не готовил себя»28.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.