Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Образование и крушение Российской Империи - Страница 322

Генерал Сухомлинов был властолюбивым человеком. Его властолюбие однако уживалось с известным легкомыслием. Бодростью и оптимизмом он нравился Николаю II. Но в то же время он был в неприязненных отношениях с великим князем Николаем Николаевичем. С выдвижением Сухомлинова неприязнь между этими двумя одинаково властолюбивыми и одинаково завистливыми людьми переросла в откровенную вражду. После своего назначения Сухомлинов добился подчинения главного управления Генерального Штаба военному министру. Положение стало опять таким, как и до 1905 года. После ряда неосмотрительных выступлений военный министр Реди-гер вынужден был уйти в отставку. Во главе военного ведомства был поставлен Сухомлинов.

За 1909-10 годы Сухомлинов осуществил ряд важных реформ. Следует признать, что он тем самым оказал русской армии большую услугу, выведя её из той анархии и маразма, в которой она находилась. Ситуацию кратко можно выразить так: до Сухомлинова существовала дезорганизованная вооружённая сила, с его приходом появилась, хотя и далёкая от совершенства, организованная вооружённая сила. Основные мероприятия сухомлиновских преобразований сводились к следующему: упрощалась организация; усиливалась материальная часть; внедрялась территориальная система; сосредотачивалось внимание на полевых войсках в преддверии скоротечного характера будущей войны.

Эти реформы позволили значительно усилить полевые войска, которые теперь имели 1 294 батальона. Хотя расформирование крепостных войск нужно признать отрицательным. Качество полевых войск также значительно улучшилось. В этом деле большую роль сыграли великие князья Сергей Михайлович и Николай Николаевич. Первый занимался артиллерией и смог привести её во вполне хорошее состояние как в вопросе обучения стрельбе, так и в вопросе оснащения её материальной частью. Правда, крайне недоставало тяжёлой полевой артиллерии. Но это зависело не от него, а от высших должностных лиц, которые разрабатывали программу вооружений. Немало сил он приложил и к созданию воздушного флота, на который высшее руководство вообще не обращало внимания. За два предвоенных года российской авиацией были сделаны большие успехи. В стране начало развиваться самолётостроение. Появились и талантливые авиаконструкторы. Первым среди них следует считать Сикорского, который уже в 1913 году стал строить воздушные корабли. Всё это позволяло уже в недалёком будущем иметь при каждом корпусе по авиационному отряду в 4-6 самолётов. К началу войны русская армия имела 39 отрядов, включавших 216 разнообразных и подчас допотопных машин, а также 221 лётчика, из которых 170 были офицеры.

Неплохо потрудился в этот период и Николай Николаевич, который сохранил за собой должность командующего гвардией и Санкт-Петербургского военного округа. Он довёл боевую подготовку подчинённых войск до большого совершенства. К себе он вытребовал многих отличившихся в Манчжурии офицеров, в том числе генералов Лечицкого и Леша. Кроме того, стал назначать на гвардейские полки выдвинувшихся на войне армейских командиров. Ежегодный лагерный сбор, проводившийся под его началом, давал общее направление тактической подготовке всей российской армии. Здесь испытывались все технические новинки, составлялись и исправлялись всевозможные наставления и уставы, оттачивался тактический глазомер и командный навык гвардейских полковников, которые затем уезжали во все концы России принимать армейские полки.

Роты, эскадроны и батареи были доведены до высокой степени боеспособности и превосходили в этом плане такие же в любой европейской армии, особенно в искусстве применения к местности, самоокапывании и стрельбе. На стрельбу обращалось особое внимание. На эго повлияла подмеченная иностранцами неудовлетворительная ружейная стрельба на полях Манчжурии. В 1909 году были введены ежегодные императорские призы для первых по стрельбе полков в каждом округе. Но эта достаточно плодотворная работа однако не подкреплялась соответствующим полевым уставом. Его не только выпустили с большим опозданием, но в нём составители (генерал Рузский и полковник Бонч-Бруевич) наделали немало принципиальных ошибок, которые не позволяли реализовать прекрасные качества российских полевых войск.

Во-первых, при ведении наступательного боя уделялось чрезмерно много внимания тщательному выяснению обстановки и стремлению руководствоваться действиями противника. Первое приводило к по-терс времени, ослаблению инициативы, задержкам при постановке и доведении задач до войск и выполнении приказов. Второе подчиняло действия русских войск воле неприятеля. Во-вторых, и оборонительном бою главная роль отводилась передовой позиции, которая насыщалась войсками. О манёвре из глубины и в глубину, о маневренном резерве не было никакого понятия. В результате, ничего не было сделано в вопросе обеспечения эластичности боевых порядков крупных соединений (дивизия и корпус). Вместо того чтобы быть упругими и гибкими, как сталь, они были тверды и хрупки, как чугун. В результате, прорыв передовой позиции приобретал размер катастрофы, К тому же отсутствовало понятие сосредоточения сил на направлении главного удара, равно как массирование артиллерийского огня на направлении главного удара или отражении удара противника.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru