Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Образование и крушение Российской Империи - Страница 324

Требовалась совершенно иная организация полевых войск. Наиболее приемлемой является смешанная организация. В этой связи бригады (полки) того времени, кроме артиллерийской батареи, пулемётной команды и подразделений обеспечения, должны были иметь по 4 батальона. Дивизия того времени, кроме артиллерийского дивизиона, кавалерийского дивизиона, частей обеспечения, должна была иметь 2 бригады (полка), 2 отдельных пехотных батальона и запасной батальон. Корпус того времени, кроме артиллерийской бригады, кавалерийской бригады и частей обеспечения, должны были иметь 3 пехотных дивизии, 2 отдельные пехотные бригады и батальон охраны тыла. Полевая армия того времени, кроме артиллерийских, авиационных и инженерных соединений и частей, должна была иметь 5-6 корпусов, из которых 1-2 кавалерийских, армейского резерва (4-6 пехотных дивизий), запасной дивизии и дивизии охраны тыла.

При такой организации усиление первого эшелона осуществлялось бы автоматически. В результате чего бригады (полки) в бою могли иметь до 6 батальонов, дивизии до 4 бригад, корпуса до 5 дивизий, что позволяло создавать ударные группировки и своевременно реагировать на прорывы противника. В советское время отрицательный опыт первой мировой войны был изучен и двоичная организация была признана полностью неправильной, что несло зародыш новой ошибки. Была введена троичная система. Однако эта система страдала другой болезнью. При троичной организации, если каждая командная инстанция выделяла в резерв треть своих сил, это приводило к излишнему резервированию войск и неоправданному ослаблению первого эшелона как в наступлении, так и в обороне. В известной степени этот недостаток не изжит до сих пор.

Главной причиной столь плачевного состояния командного состава российской армии, безусловно, является бесконечно слабое развитие военной науки. Военная наука того времени характеризовалась следующими взаимоисключающими взглядами. Официальное и господствующее направление явилось продолжением милютинско - Банковского умственного застоя. Его разделяли большинство старших начальников, оказавшихся неспособными правильно осмыслить опыт войн с Турцией и Японией, и значительное число карьеристов, вполне разделяющих мнение начальства и быстро восходящих из-за этого по служебной лестнице. Эти рутинёрские взгляды поощрялись и даже насаждались Сухомлиновым. Сам Сухомлинов любил похвалиться, что <?двадца? пъ лет не брал в руки ни одной книги по военному делу р.

Игнорирование опыта прошедших войн закосневшими рутинёрами вызвало в офицерской среде резкую реакцию. Возглавляли её начальник академии генерал Щербачёв и генерал Мышлаевский. Их активно поддерживали полковники Головин, Свечин и Баиов. Это оппозиционное движение встретило яростный отпор рутинёров при высоких должностях. Борьба закончилась полным разгромом академии Сухомлиновым в 1913 году, смещением непокорных и крамольных профессоров, а также запрещением думать иначе, нежели по давно установленному казённому шаблону. Но идеи военных теоретиков новой волны постепенно стали захватывать всё более широкие офицерские круги. А это не могло не способствовать поднятию уровня офицеров генерального Штаба выпуска 1908-14 года. Выпусков исключительно ценных по своему качеству, без преувеличения можно сказать, ожививших войсковые штабы периода Первой мировой войны.

Столь отрицательное отношение Сухомлинова к военной науке привело его к составлению абсолютно безграмотного плана войны с Германией и Австро-Венгрией. Предшественники Сухомлинова, основываясь на том, что противник, имея против одной нашей железнодорожной колеи две своих, упреждал российскую армию в стратегическом развёртывании своих войск, отнесли стратегическое развёртывание в глубь Западной России. Решение само по себе правильное, если собирались наступать сразу всеми мобилизованными силами и сразу на всём фронте. Однако эта идея Сухомлинова была доведена до абсурда, В «19-м расписании» 1910 года он Передовой театр (Варшавский военный округ) оставлял противнику без боя.

Вследствие этого становилась ненужной система крепостей, создававшаяся Милютиным, Тотлебеном и Обручевым. Таким образом, стратегическое развёртывание русской армии лишалось своего бетонного костяка. Более того, еще в конце зимы 1909 года Сухомлинов предложил полное упразднение крепостей. Этот проект встретил сильное противодействие, поэтому одни крепости оставлялись, другие же упразднялись. Такое половинчатое решение привело к полной дезорганизации всей крепостной системы. А ведь при отнесении стратегического развёртывания вглубь своей территории роль крепостей резко возрастала, так как именно они теперь должны были принять на себя первый удар противника и задержать его возможно дольше. Следовательно, крепостную систему нужно было усиливать, а не ликвидировать.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.