Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Обыкновенный террор. Политика сталинизма в Сибири - Страница 1

Обыкновенный террор


Обыкновенный террор. Политика сталинизма в Сибири - Страница 1

СЕРГЕЙ ПППКОВ



Политика сталинизма в Сибири


Обыкновенный террор. Политика сталинизма в Сибири - Страница 1

РОССПЭН



Москва



2012



УДК 94(47) ББК 63.3(2) П17



Папков С. А.



П17 Обыкновенный террор. Политика сталинизма в Сибири / С. А. Папков. - М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2012. - 440 с.: ил. - (История сталинизма).



15ВК 978-5-8243-1674-2



В монографии представлена попытка всестороннего освещения одного из самых драматических периодов российской истории. Автор исследует основные фазы карательной политики в крупнейшем регионе России, восстанавливая картину универсального террора как способа преобразования страны. На широком историческом материале раскрывается в деталях процесс систематического насилия, применявшегося сталинским режимом в Сибири в форме массовых политических кампаний и операций спецслужб. Работа дает ясное представление о значении репрессий в реализации важнейших советских проектов на региональном уровне, а также о способах мобилизации масс для преодоления кризисных периодов в развитии страны. Особое внимание отводится анализу роли правосудия в осуществлении террора. В работе присутствует масса действующих лиц и известных исторических персонажей, вовлеченных в политическую драму в качестве исполнителей или жертв.



УДК 94(47) ББК 63.3(2)



15ВК 978-8243-1674-2  ©  Папков С. А., 2012



© Российская политическая энциклопедия, 2012



ВВЕДЕНИЕ



Основания и предпосылки



Бесчисленные преступления сталинского режима, совершенные за три десятилетия его господства в СССР, составляют одну из самых драматических страниц истории XX столетия. Многообразие и масштаб жертв оказались настолько обширны и впечатляющи, что, в конечном счете, позволили получить в историографии обобщающий образ сталинизма как политики террора. В характеристике феномена советского (сталинского) террора можно выделить несколько признаков, составляющих его историческую уникальность. Наиболее существенной оказалась роль, которую он играл в развитии советского государства и общества с конца 1920-х до начала 1950-х гг. Не только отдельные карательные акции, но и весь комплекс репрессивных мер в СССР выступали как инструмент общественного переустройства, как способ достижения программных целей коммунистического руководства и лично Сталина. Эти цели могли быть связаны с экономическими или социальными задачами и даже преследовать общественное благо, но средства, к которым прибегала властная элита, заключали в себе набор обычных экстремистских мер, свойственных всякому диктаторскому режиму. Проявляясь как массовое и не всегда объяснимое насилие по отношению к различным общественным слоям, репрессии по своей природе не были реакцией на внешние обстоятельства, которые могли бы угрожать власти правящей группировки или личной безопасности ее членов. Карательные операции лишь формально оправдывались чьими-то происками, в то время как действительной их причиной служили собственные политические задачи партии или ее руководства. Таким образом, репрессии сталинской эпохи невозможно рассматривать в качестве превентивных шагов или ответных мер против каких-либо враждебных сил; их возбудителем была сама партия; точнее говоря, тот высший слой руководителей, который выступал от имени всей партии, олицетворяя ее революционные устремления и политическую волю.



Своеобразие заключалось и в выборе противника. Многочисленные акции насилия, имевшие место в период правления Сталина, не были направлены против какой-либо одной стороны - их объектом являлось все советское общество: каждый его слой и общественно-политическая группа, включая правящую коммунистическую партию. Но положение самих объектов репрессий также имело свою специфику, которая определялась конкретными задачами политики и временем их осуществления. Между действиями по уничтожению так называемых враждебных элементов, т. е. классов и групп старого общества, и акциями, направленными против членов большевистской партии, имелось глубокое различие. В репрессиях против «социально-чуждых» партия являлась активной стороной, она выступала консолидировано и по существу решала общие свои задачи, так или иначе вытекавшие из целей ее программы. Однако террор внутри самой партии в период 1937-1938 гг. был исключительной мерой. Он не мог отвечать ни долгосрочным планам, ни текущим политическим задачам партии, но вполне соответствовал узким интересам Сталина и его группы. Укрепляя властные позиции в государстве, сталинское руководство в конце 30-х годов перетряхнуло партию по тому же сценарию, что и остальное общество. Таким образом, в ходе событий, протекавших под контролем большевистской партии, самой партии пришлось стать одновременно палачом и жертвой сталинской политики, субъектом и объектом репрессий.



Широкое применение политического насилия, характерное для советской истории конца 1920 - начала 1950-х гг., было обусловлено многими причинами: ожесточенной внутрипартийной борьбой, стремлением совершить индустриальный скачок, полицейскими традициями в управлении государством и личными качествами политических вождей. Но главный источник заключался в самой партии и характере ее преобразовательной деятельности.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru