Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Очерки феодальной России. Выпуск 11 - Страница 3

Культ св. Климента, распространяясь по христианской Европе, как бы «обошел» Константинополь, где, кажется, не получил особого распространения. Во всяком случае, никаких следов оживления в почитании св. Климента в 60-е гг. IX в. и позже ни в Константинополе, ни в других городах Империи не заметно. За исключением же Константинополя распространение культа повторило маршрут движения солунских братьев: Херсонес — славянские земли — Рим. В обратной перспективе это отразило путь самого Климента Римского, его возвращение к месту своего первоначального пастырского служения.

Русь восприняла христианство в его славянской «огласовке». Исследователи находят все больше кирилло-мефодиевских черт в раннем русском христианстве. Почитание св. Климента, несомненно, представляет собой одно из ярких проявлений кирилло-мефодиевского влияния на Русь.

Здесь, правда, следует сделать одну оговорку. Если перенесение мощей св. Климента «от глубины моря» в Корсунь отмечалось в древней Руси, как и во всем славянском мире, как одно из значительных событий в судьбе римского святого, то последующее перенесение его мощей тем же Константином Философом в Рим (о чем сообщалось в таком авторитетном для древней Руси памятнике, как Житие Константина Философа) оказалось совсем не актуальным. Это легко объяснимо, ибо древняя Русь совершенно по-другому представляла себе судьбу мощей святого.

Главным, что связывало культ св. Климента с древней Русью, стало, конечно же, перенесение его мощей князем Владимиром Святославичем из Корсуни в Киев около 989 г. Об этом событии сообщают «Повесть временных лет» в статье 6496 (988) г. и некоторые другие древнерусские памятники. В летописи читаем: «Володимер же... поем царицю (Анну. — А. К.), и Настаса (Анастаса Корсунянина, впоследствии поставленного во главе киевской Десятинной церкви. —

А. К), и попы корсуньски с мощми святаго Климента и Фифа (вариант: Фива. — А. К.), ученика его, пойма съсуды церковныя [и] иконы на благословенье себе».14 (Такой текст читается в Лаврентьевской, Ипатьевской и Новгородской Первой младшего извода летописях; в Радзивиловской же и Московско-Академической летописях вместо «...и Фифа ученика его» значится: «...и оба ученика его».15 Отличие можно было бы признать важным, поскольку, согласно житийным памятникам, у Климента действительно имелись два ученика: Фив и Кор-нилий; однако, скорее всего, перед нами простая порча текста.) Схожий с летописным текст содержит «Слово о том, како крестися Владимир, возмя Корсунь»,16 а также так называемое обычное Житие князя Владимира, в котором, правда, есть различия в перечислении того, что именно, наряду с мощами Климента и Фива, Владимир вывез из Корсуни, и отсутствуют слова: «на благословенье себе».17

Несколько иной текст читаем в «Памяти и похвале князю Владимиру» Иакова мниха — памятнике XI в.: «И прия (Владимир. —А. К.) град Корсунь, и вся съсуды церковныа, и иконы, и мощи святаго свя-щенномученика Климента и иных святых».18 Наиболее же пространное, хотя и лишенное каких-либо фактических подробностей, сообщение о перенесении мощей в Киев содержится в так называемом «Слове на обновление Десятинной церкви» — памятнике «Климентовского цикла»: «Сего благороднаго благоверный праотець (князь Владимир. — А. К.), христолюбивый сий, поистине же мученико-любец, со многим потщанием, преболынею верою, оттуду бо дозде любезно и благочестно принесе твоя пречестныя мощи на освящение и спасение себе же и всему роду своему, рек же и стране нашей».19 Как видим, здесь нет речи о каких-либо других святынях, принесенных из Корсуни вместе с мощами св. Климента; не упоминается и о мощах его ученика Фива, имя которого, кстати говоря, в памятнике присутствует.

По-видимому, вскоре после освящения киевской Десятинной церкви Пресвятой Богородицы (996), возможно, в 1007 г.,20 мощи св. Климента были положены в этой церкви, ставшей главным храмом Руси эпохи Владимира. На их присутствие здесь ко времени кончины Владимира (1015) указывает немецкий хронист начала XI в. Титмар Мер-зебургский, назвавший храм, где был похоронен Владимир (т. е. Десятинную церковь), «церковью мученика Христова Климента».21 По всей вероятности, именно с мощами св. Климента и его ученика Фива были встречены в Киеве летом 1018 г. вступившие в город польский князь Болеслав Храбрый и его зять, русский князь Святополк Окаянный, как об этом сообщает тот же Титмар.22

О всеобщем почитании мощей св. Климента свидетельствуют русские сочинения — «Слово на обновление Десятинной церкви» и «Чудо св. Климента о отрочати». «Людие добродушьствують, приходяще теплою верою к твоим христоносным костем, — обращается к святому автор первого из названных памятников, — святыню почръпающе и хваляще Бога, възвращаются во свояси, освящающа домы и храмы и телеса своя кроплением, и мажющася, и пиюща, приемлют здравие душам и телом твоими честными молитвами». А чуть выше святой назван «присным заступником» «стране Рустей» и «венцом преукра-шенным» «славному и честному граду нашему» (Киеву), которым «рустии князии хвалятся, святители ликуют, иереи веселятся, мниси радуются».23

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru