Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Очерки феодальной России. Выпуск 11 - Страница 8

Действительно, «Слово похвальное» встречается в рукописях значительно реже, чем пространное Житие. Очевидно, это свидетельствует о его относительно позднем происхождении: несмотря на свою ясность и простоту, оно не успело вытеснить темный и неудобочитаемый, но освященный авторитетом глубокой древности текст пространного Жития. Старший список «Слова похвального» содержится в ноябрьском томе Успенского комплекта ВМЧ, датируемом серединой XVI в.,47 а также в Царском комплекте. В Софийский комплект ВМЧ, составленный в Новгороде не позднее 1542 г., «Слово похвальное» не вошло. Кроме того, оно читается в некоторых других минеях и четьих сборниках, в основном макарьевской традиции, и при том же литературном окружении, что и ВМЧ.

Укажу известные мне, помимо ВМЧ, списки «Слова похвального»:

— ГИМ. Чуд. № 309. JI. 424—441 об., 450—469 (листы рукописи перепутаны местами);

— ГИМ. Чуд. № 328. Л. 112—152; кроме того, русское заключение к Слову приведено и на л. Ill—111 об. (после пространного Жития св. Климента);

— РГБ. Ф. 98 (Егор.). № 295. Л. 154—202;

— НБ МГУ. Горьковская коллекция. № 264. Торжественник. Середина XVII в. Л. 426 и далее (Кобяк Н. А., Поздеева И. В. Славянорусские рукописи XIV—XVII вв. НБ МГУ. М., 1986. С. 101);

— РНБ. Сол. (Ф. 717). № 194/194. Жития Климента Римского и Филиппа Московского. XVII в. Л. 1—65 об. (Описание... Ч. 2. С. 252);

— РНБ. Сол. (Ф. 717). № 504/523. Л. 514 об.—559 (Там же. С. 406);

— РГАДА. Ф. 395 (архив М. А. Оболенского). № 508. Л. 128—147 об. (копия Слова, выполненная для М. А. Оболенского, с Успенского комплекта ВМЧ).

По-видимому, первым на этот памятник обратил внимание М. А. Оболенский, готовивший его исследование и, вероятно, публикацию по списку ВМЧ (Успенского комплекта). К сожалению, наблюдения Оболенского остались в рукописи и не увидели свет.48 Открытие «Слова похвального» для науки — заслуга А. В. Горского и К. И. Невост-руева. Они же указали и основной источник Слова — пространное Житие св. Климента.49 По наблюдениям Ю. К. Бегунова, в «Слове похвальном» использовано 127 из 158 глав пространного Жития, расположенных в следующем порядке: 1—25,33—34,42—44,46,53— 65, 87—94, 97, 122, 124—125, 128—150, 154, 137, 158, 159. В результате текст сокращен по объему почти в три раза.50 Составитель Слова показал себя умелым и искусным редактором: он устранил или разъяснил все сложности, неясности, темные места пространного Жития, хотя некоторые его фрагменты вошли в памятник без каких-либо изменений, заменил старую лексику, «фразы стали естественными, а диалоги живыми. В итоге, — отмечает Е. М. Верещагин, — получился настоящий приключенческий роман, динамичный, остросюжетный, с непредсказуемыми поворотами действия...».51

Основной интерес памятник вызывает, однако, не в связи с умелой редакторской работой составителя. Вступление и заключение к «Слову похвальному» не обнаруживают аналогов ни в славянском пространном Житии св. Климента, ни в греческой литературе, посвященной святому. Еще М. А. Оболенский пришел к выводу, что вступление и заключение принадлежат русскому книжнику: во вступлении к Слову автор сам сообщает о том, откуда он черпал сведения о святом; в заключении также говорит от своего имени. Следовательно, полагал Оболенский, это произведение можно отчасти признать русским; оно «произнесено было в церкви в день памяти мученика, но где именно, неясно».52

Впоследствии «Слово похвальное» на долгие годы выпало из научного оборота. Интерес к памятнику возобновился лишь в 70— 80-е гг. XX в., когда появились две работы, посвященные ему, — Ю. К. Бегунова и Е. М. Верещагина. Причем авторы пришли к диаметрально противоположным выводам относительно времени написания и авторства «Слова похвального».

Так, Ю. К. Бегунов не нашел в памятнике никаких черт, связывающих его с «русской жизнью и почитанием папы Климента в России». Соседство этого памятника в рукописях с пространным Житием св. Климента, по мнению исследователя, должно свидетельствовать против предположения о том, что «Слово похвальное» возникло под пером московского книжника; у последнего не было оснований дублировать сведения, содержавшиеся в пространном Житии, и создавать новое произведение. Напротив, отсутствие в памятнике каких-либо сведений о почитании св. Климента в Таврии, о совершении им чуда над отроком и перенесении мощей в 860/861 г. говорит о том, что произведение создавалось во времена, предшествующие обретению мощей св. Климента Константином Философом. Из этого Ю. К. Бегунов делает вывод: «Слово похвальное» могло быть составлено самим Константином Философом в то время, когда он собирал сведения о св. Клименте, намереваясь приступить к отысканию его мощей. Предположительно исследователь датирует памятник 25 ноября 860 г. — временем пребывания Константина Философа в Херсонесе.53

Это предположение выглядит крайне неудачным. Ю. К. Бегунов сам очень хорошо показал зависимость «Слова похвального» от пространного Жития св. Климента. Получается, что пространное Житие появилось на славянском языке (!) ранее 860 г., а в этом году было переработано Константином Философом (опять же на славянском языке — при том, что, как известно, сочинения, посвященные Клименту Римскому, Константин составлял на греческом языке). Но это, конечно, невероятно. Лексика, стилистика памятника, как представляется, также не имеют общих черт со стилистикой и лексикой памятников старославянской литературы, но, напротив, находят аналогии в литературе средневековой Руси.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru