Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Одиссея казачьего офицера - Страница 4 История России

Военно-строевой быт казачества, история и структура первоочередных шефских /и не только/ полков и пластунских батальонов Кубанского и других Казачьих Войск - вот то, о чем писал Ф. И.Елисеев в своих многочисленных /более 90/ брошюрах, так, к сожалению, и не изданных в виде книг.

Елисеев пишет на о-вах Суматра и Ява, где он побывал с джигитовкой, в Индокитае, где служил во Французском Легионе, в Париже и Нью-Йорке, в котором он умер на 95-м году жизни.

Память у него была изумительная. Плавность рассказа и пускай не совсем правильно построенное повествование очевидца, покоряют своей любознательностью: узнать как можно больше и сразу записать, не думая о стиле. В его воспоминаниях мы видим Библейские Арарат и Евфрат, крепости Баязет и Эрзерум, слышим концерт казаков Походному Атаману Великому Князю в Карсе, генералы Врангель, Бабиев и Шкуро предстают перед читателем как живые, как будто это было вчера.

Ф. И.Елисеев часто сокрушался и говорил, что «с нашей смертью вне Родины - все пойдет в полную неизвестность. Надо описать боевую деятельность полков...как и что тогда было...». Он написал о тысячах офицерах и казаках, которых знал лично, сохранив их имена для истории.

Пора написать и о нем...

Предлагаемая работа «насыщена» цитатами из воспоминаний полковника Ф. Елисеева, что сделано автором намеренно.

ГЛАВА 1

Первый приз за джигитовку.

«Моя душа, с самых ранних лет, стремилась к одному: я хотел быть офицером» - писал Ф. И.Елисеев. Его дед, в составе родного 1-го Кавказского полка, 23 октября 1877 года брал Эрзерум, за что полку был пожалован Георгиевский штандарт, перенес голодную Баязетскую осаду и отбыл 16 лет царской действительной службы.

Дом отца в станице Кавказской - военно-административном центре одноименного отдела Кубанского казачьего Войска - стоял на улице Красной. Здесь, 11 ноября 1982 года /все даты по ст. ст./, в многодетной казачьей семье родился Федор Елисеев. Улица начиналась обрубом, где когда-то были ворота и вал, для защиты от черкесов. В мирное время в станице жили генерал-Атаман отдела, командиры льготных 2-го Кавказского полка и батальона пластунов с кадрами своих офицеров.

На военную службу казак шел безоговорочно, так как она в его психологии понималась обязательной. Служили все казаки его станицы: соседи и родственники, отец и братья, деды и прадеды, на собственный счет выставляя строевые конные части. В кавалерию назначались сыновья богатых и «хороших» хозяйств, в пластуны - бедных. Чтобы отправить казака в конный полк - требовалось 500 рублей, а в пластуны - 100. Коня, седло, холодное оружие, амуницию и все по арматурному списку трехкомплектное обмундирование, казак должен был иметь собственное. Это и являлось главной причиной назначения по родам оружия Единственный сын богатого казака шел-в кавалерию. После 2-3 сыновей из больших хозяйств, служивших уже в конных полках, следующих назначали в пластуны. Сирот оставляли дома. Не попавших по набору в первоочередные полки называли дымарями /коптителями неба/. Обидное отношение окружающих так клеймило их, что они подавали прошение о переводе в «первые» полки.

В 17 лет, перед поступлением в военное училище, Федор Елисеев добровольно идет вольноопределяющимся в 1-й Екатеринодарский Кошевого атамана Чепеги полк.

Зять подарил ему кинжал и пояс «под серебром», дядя, урядник Собственного Его Императорского Величества Конвоя Савелов - шашку под серебром, которую он много раз брал «на-краул» перед самим Царем, двоюродный брат недорого продал своего строевого коня, дивного гнедого кабардинца. Все они были «на льготе», почему и имели такую возможность. Наряду с прочими документами, требовалось свидетельство о «политической благонадежности». Тогда в станицах, казаки были поголовно монархистами и о какой «благонадежности» говорилось, не понимали...

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.