Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Одиссея казачьего офицера - Страница 6 История России

Можно быть отличным наездником, т. е. превосходно управлять лошадью, брать всевозможные препятствия, легко, красиво, свободно сидеть в седле и... не быть джигитом. Наездничество и джигитовка, - разные понятия.

На протяжении многих столетий, на западных ли рубежах, в широких южных степях или просторах Сибири, рыцарю иль дерзкому кочевнику, казачество должно было противопоставить свои методы нападения. В смертельной схватке двух равноценных противников, когда мгновенья решали - быть живому или оказаться убитым, все было исключительно важным. Увернуться вовремя от сабельного удара, от аркана, - чтобы не стать пленником, поразить врага пулей на расстоянии, «схилиться» на бок лошади от острой пики, схватить на карьере обороненное оружие.... При внезапном нападении метнуться в седло испуганного коня на скаку, подхватить и увезти от противника раненого казака, охранить или отбить в набеге табун у врага...

Рок смерти витал над казаком. Живя веками в обстановке постоянной опасности и напряжения всех сил, где всегда носились смерть или победа, казачья удаль на коне с пронзительным гиком - выработала в нем то, что называется джигитовкой.

С появлением казачьих полков в Русской Императорской Армии, видимо и установилась джигитовка, как воинское соревнование с регулярной конницей в особых видах наезднического искусства.

Казачья джигитовка - это вершина верховой акробатики, умение владеть конем без повода, т. к. заняты руки, слиться с ним воедино. И делается все на полном карьере, в эффектном и опасном полете коня и всадника...

Казачье военное училище.

Первым человеком, встретившимся Елисееву в Оренбурге у Неплюевского кадетского корпуса, оказался казак. Верхом на рыжем лысом коне, в гимнастерке и черных шароварах с синим лампасом, в черной фуражке с синим околышем, с чубом.

На окраине города, на втором этаже длинного здания казарменного типа, голубая вывеска с крупными золотыми буквами: «Оренбургское казачье военное училище». 27 сентября 1910 года, успешно сдав экзамены, Федор Елисеев принят юнкером в училище, встав на путь военного служения России, Государю и Казачеству. Ему предстояло пройти трехгодичный курс наук, воинского и психологического воспитания.

Молодых юнкеров в течение первых 4-х месяцев обучения, до училищного праздника 20 декабря, не выпускали в город - «как не умевших еще отдавать воинскую честь по-юнкерски». При Елисееве в общий класс по экзамену поступили вахмистр сотни - подхорунжий и взводный урядник, то есть командиры, сами воспитавшие немало строевых казаков в полках. Надев форму рядового юнкера, - они также не выпускались в город, т. к. «еще не умели отдавать честь по-юнкерски».

В Оренбургском военном училище преподавался английский язык, но давали его мало, по два часа в неделю. К изучению его юнкера относились небрежно, считая, что английский им будет не нужен. Сменные офицеры объясняли, что все казачьи полки, охраняют Российскую границу в Азии. Возможны, как контакты с англичанами, так и война с Англией /владевшей тогда Индией/ за влияние в Персии и Афганистане. За три года изучения - в памяти оставалось несколько сот английских слов, немного грамматики и умение, хотя и с трудом, составлять короткие необходимые фразы.

Командующий войсками Туркестанского военного округа в 1914 г., генерал от кавалерии Александр Васильевич Самсонов (в мундире Ахтырского гусарского полка).

Сотенное хозяйство. «Офицеры, вне службы, охотились на горных козлов. У нас нельзя разобрать, когда начинается весна, потому что зимы нет» /из письма хорунжего 1-го Таманского полка Б. Абашкина сестре-мариинке в Екатеринодар/. Служба скрашивалась погонями за контрабандистами, экспедициями в Персию, да почетным походом в -Киву, через пустыню, к Хивинскому Хану.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.