Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Патриарх Тихон - Страница 9

Таким образом, Верховный Трибунал, во-первых, определил основной состав подсудимых на предстоящих процессах - это местное церковное руководство, которое и должно было привлекаться к ответственности за организацию протестов против изъятия; во-вторых, поставил задачу ревтрибуналам инкриминировать Патриарху Тихону, митрополиту Вениамину и другим церковным иерархам идейное руководство этими акциями.

26 апреля 1922 г. открылся процесс по делу группы московского духовенства и мирян, которому придавалось политическое значение. В ходе судебного разбирательства власти пытались на фактах противодействия изъятию ценностей сформулировать стандартное обвинение в контрреволюционных действиях, необходимое для тотальной расправы с духовенством, дискредитировать Патриарха Тихона и решить вопрос о его смещении, предав его суду, инициировать раскол в Церкви, чтобы руками обновленцев сломить сторонников святителя Тихона.

ГПУ рекомендовало не вызывать Патриарха Тихона на московский процесс, а вызвать тайно и потребовать от него публикации с отречением от патриаршества в течение 24 часов, затем настоять на лишении его сана и добиться запрещения представителей Зарубежной Русской Православной Церкви. Но Политбюро ЦК РКП(б) на заседании 4 мая 1922 г., на котором рассматривались вопросы о шуйском и московском судебных процессах, приняло постановление о строжайших директивах Московскому трибуналу: “1) немедленно привлечь Тихона к суду, 2) применить к попам высшую меру наказания”4. В соответствии с этим решением на следующий день 5 мая 1922 г., несмотря на рекомендации ГПУ, Патриарх Тихон все-таки был вызван в зал заседаний Трибунала в Политехнический музей для дачи свидетельских показаний4.

Понимая, какие последствия для Церкви будут иметь политические решения Карловацкого Собора - о восстановлении в России династии Романовых и т. п., какой повод для новой волны гонений дают они, Патриарх вынужден был от них отмежеваться. Еще 10 апреля 1922 г. он предложил Синоду и ВЦС

Упразднить зарубежное Карловацкое ВЦУ. Позднее эта позиция была оформлена указом Патриарха Тихона 5 мая 1922 г. Открытые теперь документы Политбюро, ГПУ и др. однозначно показывают, под каким колоссальным давлением создавались эти и последующие подобные им акты0.

Вечером того же дня Патриарх Тихон был допрошен в ГПУ (см.: I, № 66, 68). С информацией о допросе, изложенной Е. А. Тучковым в “Следственной сводке № 1 VI отделения СО ГПУ” от 9-10 мая 1922 г. и разосланной И. В. Сталину, Л. Д. Троцкому, Ф. Э. Дзержинскому, В. Р. Менжинскому и И. С. Ун-шлихту, был ознакомлен В. И. Ленин5. Допрос не дал ожидаемого результата. Осуждение Патриархом Тихоном антиправительственных действий духовенства не состоялось. Этим была предрешена участь самого Патриарха Тихона. На следующий же день 6 мая 1922 г. Патриарх был заключен под домашний арест, хотя официальное постановление о его домашнем аресте было подписано Е. А. Тучковым только 31 мая 1922 г. На допросе 9 мая 1922 г. Патриарха ознакомили с приговором по московскому процессу о привлечении его к судебной ответственности и взяли подписку о невыезде (см.: I, № 73, 74).

В результате усиленной подготовительной работы ГПУ лидеры так называемой “Инициативной группы прогрессивного духовенства” 12 мая 1922 г. попытались захватить церковную власть. Явившись в Троицкое патриаршее подворье, обвиняя Патриарха в том, что его линия управления Церковью стала причиной вынесения смертных приговоров на московском процессе над духовенством, они потребовали от святителя Тихона оставить Патриарший Престол (см.: I, № 75). Прекрасно понимая, кем инициирован этот визит, не без мучительных колебаний Патриарх решился временно поставить во главе церковного управления старейшего иерарха митрополита Ярославского Агафан-гела (Преображенского), о чем официально известил Председателя ВЦИК М. И. Калинина, но от престола не отрекся. Однако власти не позволили митрополиту Агафангелу выехать в Москву. Добившись 18 мая от Патриарха Тихона согласия на передачу через них канцелярии митрополиту Агафангелу, члены “Инициативной группы” объявили о создании в их лице нового Высшего церковного управления (ВЦУ) Русской Церковью0.

19 мая 1922 г. Патриарх Тихон был заточен в Донской монастырь в одну из квартир маленького двухэтажного дома рядом с северными воротами под строжайшей охраной. Ему запрещалось совершать богослужения, только раз в сутки его выпускали на прогулку на огороженную площадку над воротами, напоминающую большой балкон. Посещения не допускались. Патриаршая почта, как показывают публикуемые документы, перехватывалась и изымалась (см.: I, №№ 53, 87, 89, 90).

Против ареста Патриарха Тихона и гонений на Русскую Церковь во всем мире поднялась волна протестов. Собирались многочисленные подписи под воззваниями к правительствам с требованиями защитить святителя Тихона. Правительства Польши, Чехословакии, Финляндии и других стран предпринимали свои меры, чтобы противостоять религиозным гонениям в Советской России. Под давлением Архиепископа Кентерберийского и Йоркского Фомы, других предстоятелей церквей Великобритании правительство Великобритании решительно предупредило советское правительство о разрыве установившихся отношений с Россией. Во всех английских церквях в это время читались молитвы об освобождении главы Русской Православной Церкви. 17 мая 1922 г. в Наркоминдел поступила шифротелеграмма Г. В. Чичерина о просьбе Папы Римского освободить Патриарха Тихона, выкупить изъятые у Православной Церкви ценности и передать их главе католической церкви в России архиепископу Я. Цепляку, с предложением немедленно выплатить властям необходимую сумму0. Инициатива Папы Римского принята не была.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.