Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Русские современники Возрождения - Страница 10

Летописи представляют собою обширные сборники исторического повествования за век или несколько веков — своды; исключение составляют разве что некоторые краткие летописчики или летописцы нового типа, начавшие появляться лишь с XVI века. Почти все известные нам летописи (включая древнюю «Повесть временных лет» начала XII в.) уже опирались на более ранние своды, соединяя их тексты и дополняя новым материалом. За сохранившимися летописными сводами стоят их источники — не дошедшие до нас своды, протографы доступных нам летописных текстов.

Были ли летописцы «апологетами» князей? Иногда бывали, а иногда нет. Древнейшие летописные своды середины и конца XI века (судя по тексту, сохранившемуся в Новгородской I и в «Повести временных лет») обнаруживали резко критическое отношение к киев-(•кому князю Святополку Мзяславичу; составй1еЛЙ самой «Повести временных лет» начала XII в. сумели найти общий язык со Святополком, а потом и с его двоюродным братом и преемником Владимиром МопоМа-хом. Но все эти летописи были сводами Печерского монастыря и, следовательно, менял свою позицию в данном случае пс отдельный летописец, а мопастырк в целом. И уже этот факт свидетельствовал о ТОМ, что древнейшие летописи не обязательно исходили из «княжеской канцелярии», а могли создаваться и в других местах.

Летописи па Руси и в последующие века далено пе всегда были княжескими; они пелись, папример, в Новгороде и в Пскове, где власть князя бывала временной и формальной. Колоссальный объем и широкий временной охват, свойственный большинству сводов, делал дли частных лиц невозможным составление их в сколько-нибудь полном виде; однако использовать предшествующий свод и создать на его основе свою, индивидуально обработанную (обычно в последней части) версию его мог отдельный ннигописец — то в монастыре, то при дворе какого-либо иерарха — митрополита или епископа.

В середине XV века в России был составлен обширный летописный свод, занявший в истории русского летописания важнейшее, едва ли не центральное место, по не получивший у исследователей сколько-нибудь прочного определения. Его называют то «сводом 1448 года», то «Новгородско-Софийским сводом 30-х годов», то еще как-нибудь. Текст «свода 1448 г.» (примем это обозначение условно) дошел до нас в летописях

XV века, именуемых в пауке Софийской I и Новгородской IV — до конца первой четверти XV века они в основном совпадают. Почти не существует летописей, начиная со второй половины XV пека и включая

XVI век, в основе которых не лежал бы упомянутый свод.

По широте влияния на последующее летописание этот свод едва ли уступает «Повести временных лет», с которой начинается огромное большинство русских летописей. Но если имя вероятного составителя «Повести временных лет» — Нестора — достаточно известно, то личность «Нестора XV века», создателя «свода 1448 г.», остается загадочной. Где составлен был этот

НаВсородское  Влади миро-МоскоВ -  Тверское Южнорусское

Летописание скос летописание летописание летописание

Схема происхождения «свода 1118 г.».

Свод? Несмотря на многочисленность его новгородских известий, «свод 1448 г.» имеет общерусский характер; описывая конфликты новгородцев в конце XIV века с великим князем и митрополитом, свод явно сочувствует этим последним. Составленный во всяком случае после начала феодальной войны и ближе к ее концу, чем к началу,3 «свод 1448 г.» был, по всей видимости, связан с митрополией «всея Руси».

Но какова была судьба самой митрополии в зти годы? В 1430 г. умер митрополит Фотий, и именно после его смерти борьба за великокняжеский престол приняла наиболее острые формы. В 1434 г. митрополитом всея Руси стал, с благословения константинопольского патриарха, смоленский епископ Герасим, но он, как пояснил псковский летописец, «на Москву не ноеха, эане (потому что) князи руския воюются и секутся о княжении великом». Оставаясь в Смоленске, Герасим руководил оттуда общерусскими церковными делами — ;в 1434 г. к нему ездил благословляться новгородский архиепископ Евфимий II. Пребывание Герасима на митрополичьем престоле было нсдолгим — в 1435 г. его заподозрил в измене и сжег литовский великий князь.

В 1437 г. патриарх назначил русским митрополитом, грекл Исидора, пгумена одного из констаятпнополь-си их монастырей. Византии переживала в то время трагический момент своей истории: к стенам Константинополя, оставшегося последним клочком земли некогда могущественной империи, подступали турки, готовые завоевать город; спасти его могла только помощь западных христиан — католиков. Исидор стал одним из активнейших сторонников унии (объединения) с католиками, по па Руси унию пе признали. В связи с этим летописи обычно избегают упоминать о его митрополичьей деятельности. Однако из отдельных сообщений известно все же, что с всспы до осени 1437 г. Исидор выполнял свои святительские обязанности в Москве, а затем полгода провел в Новгороде и Пскове. После поездки в Италию и подписания упии Исидор в 1441 г. снова приехал па Русь и продолжал считаться митрополитом, даже скреплял договоры между кпязьями. Но потом он все же вынужден был уехать, и митрополия вновь стала вакантной.

О следующем митрополите — бывшем рязанском владыке Ионе мы уже кое-что знаем: в 1446 г. он помог Шемяке захватить детей Василия Темного — будущего Ивана III с братом — и был за зто поставлен на митрополию. Василий Темный простил Иопе его службу Шемяке. А. А. Зимин справедливо объяснил это довольно неожидапное решение великого князя тем, что «сильные мира сего любят сторонников с сомнительной репутацией: те всегда стараются быть преданными».4 Но шемякиного митрополита не признали остальные князья; для них оп оставался только рязанским епископом, и ему предстояло еще добиваться митрополичьего престола.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru