Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Самодержавие и реформы. Политическая борьба в России: в начале XIX в - Страница 5

Ду»6-

После подавления восстания одной из первых забот Николая I было отыскание подлинника «Уставной грамоты» и уничтожение экземпляров издания. 26 сентября 1831 г. он писал И. Ф. Паскевичу: «Вели гр. Витту стараться достать елико возможно экземпляры всей книжки и уничтожить, а рукопись отыскать и прислать ко мне, равно как и оригинальный акт конституции польской, который искать должно в архиве Сената».

Задание императора было выполнено частично. В начале ноября он благодарил Паскевича лишь за присылку польской конституции: «Я получил ковчег с покойницей конституцией, за которую благодарю весьма, она изволит покоиться здесь в Оружейной палате». Тогда же Николай I получил и оригинал «Уставной грамоты» на французском и русском языках, который отправил на хранение в Государственный архив 7.

Важный материал, который пролил бы свет на историю подготовки «Уставной грамоты», находился, без сомнения, и в архиве самого Н. Н. Новосильцова, и в делах его варшавской канцелярии. Однако в ходе восстания 1830—1831 гг. эти документы были безвозвратно утрачены. Когда после смерти Новосильцова, бывшего в конце жизни председателем Государственного совета и Комитета министров, встал вопрос о передаче его преемнику находившихся у него важнейших государственных документов, в том числе и писем Александра I, М. А. Корф, которому было поручено это дело, вынужден был констатировать почти полное отсутствие материалов варшавского периода деятельности Ново-сильцова 8.

Все же некоторые документы, относящиеся к работе над «Уставной грамотой» и представляющие первостепенный интерес, каким-то образом сохранились. В фонде Государственного архива Российской империи (в настоящее время он хранится в ЦГАДА) находятся проекты двух манифестов. Первый из них должен был служить уведомлением о введении в действие «Уставной грамоты», второй провозглашал об уничтожении польской конституционной хартии 1815 г., которая становилась ненужной после введения в действие общероссийской конституции9. Эти документы — важное доказательство того, что работа над конституционным проектом не была теоретическими упражнениями, а носила вполне практический характер.

Существенную группу источников официально-документального происхождения составляют различные проекты государственных преобразований, составленные по прямому поручению верховной власти или привлекшие ее внимание. Так, для освещения позиции Александра I в крестьянском вопросе исключительно важен проект постепенного освобождения крепостных крестьян, подготовленный в 1818 г. А. А. Аракчеевым. К сожалению, архив Аракчеева практически не сохранился 10 и полный текст самого проекта отыскать не удалось. Но основные его положения, подкрепленные обширными цитатами, отражены, во-первых, в анонимной записке «Участие графа Аракчеева в освобождении крепостных крестьян», копия которой сохранилась в архиве историка Н. К. Шильдераи, а во-вторых, в опубликованной в 1872 г. П. И. Бартеневым «Записке о разных предположениях по предмету освобождения крестьян», видимо принадлежащей перу известного деятеля крестьянской реформы 1861 г. Н. А. Милютина 12.

Вся преамбула проекта Аракчеева посвящена изложению мыслей Александра I о способах решения крестьянского вопроса. Основываясь на них, Аракчеев и предлагал провести ряд мер. Пожалуй, здесь подробнее и глубже, чем где бы то ни было, раскрыта позиция императора в данном вопросе. Кроме того, текст Аракчеева не оставляет сомнений в том, что проект готовился им по поручению императора.

Архива Александра I в том виде, как он сложился при его жизни, в настоящее время не существует 13. Он был разрознен сразу после смерти царя. Понятно, насколько это затрудняет исследование. Очевидна поэтому необходимость его научной реконструкции. Однако это должно составить предмет особой работы. Здесь же укажем лишь, что многие важные проекты, записки, мнения и т. п., хранившиеся в кабинетах Александра I в Зимнем, Каменноостровском и Екатерининском (Царскосельском) дворцах, по распоряжению Николая I были переданы в так называемый Комитет 6 декабря 1826 г., созданный после окончания следствия над декабристами для обсуждения самых насущных проблем государственной жизни. Архив этого Комитета поглотил, таким образом, часть архива Александра. На всех этих документах имеются пометы, точно указывающие, откуда они поступили в Комитет.

Большая часть этих бумаг опубликована в одном из сборников Русского исторического общества14, остальные хранятся в материалах Комитета 6 декабря 1826 г. в ЦГИА СССР15. В 1895 г. Н. Ф. Дубровиным были опубликованы материалы по истории крестьянского вопроса, извлеченные им из архива собственной е. и. в. канцелярии 16. Однако большая часть материалов ее архива, касающихся освобождения крепостных крестьян и обсуждения этой проблемы в первой четверти XIX в., остается неопубликованной 17.

Понятно, что одной из первейших задач при изучении отношения самодержавия к коренным проблемам российской действительности того времени было выяснение позиции самого императора. Необходимо было отыскать и проанализировать источники, позволяющие убедительно осветить эту проблему. Неудивительно, что задача эта оказалась одной из наиболее сложных. Гласные заявления Александра, касающиеся таких вопросов, были крайне редки. Среди них, конечно, первое место занимает речь, произнесенная им в Варшаве в марте 1818 г. при открытии первого польского сейма. Речь эта получила широкое распространение, и текст ее дошел до нас благодаря небывалому до тех пор в России факту: она была напечатана в русских газетах 18.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru