Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Шведские колонисты Украины в тоталитарных экспериментах XX века - Страница 3

Научная историография сталинизма изобилует цифрами и статистическими наработками, за которыми часто теряется судьба отдельного человека. Методология настоящего исследования основана на микроисторическом подходе. При таком подходе под микроскопом исследователя оказываются не тысячи разрозненных индивидов, а сплоченная и достаточно изолированная национальная община. Микроисторический метод позволяет исследователю существенно снизить шкалу наблюдений и таким образом сконцентрировать свое внимание на отдельной социальной группе, обработав массивный комплекс письменных и устных источников1. Таким образом, появляется возможность изучить тоталитарные технологии советской власти на примере гомогенной социальной группы, а не тысяч ничем не связанных между собой индивидов. Микроистория не означает игнорирования макроисторической перспективы. Наоборот, через прошлое скандинавского поселения на Украине раскрываются масштабные страницы советской и европейской истории. Сталинизм (как и нацизм) является феноменом общеевропейского масштаба. Последнее означает, что историю сталинизма невозможно понять вне международной коммунистической перспективы. В причудливой форме в прошлом украинских шведов соединились история международного коммунистического движения, демократической Швеции, сталинского Советского Союза и нацистской Германии. И даже тогда, когда хлебопашцы херсонских степей не покидали пределов родного села, великие державы сами являлись к ним в гости с намерением властвовать навсегда.

Несмотря на значительную историографию и литературу сталинского периода, мы по-прежнему чрезвычайно мало знаем о том, что происходило в глубокой провинции в годы коренизации, коллективизации и Большого террора2. Советские крестьяне не писали мемуаров. Их голос не был услышан исследователями, а память не стала частью национальной памяти. В современной независимой Украине история этнических меньшинств находится на периферии научного поиска. В Швеции трагическая судьба скандинавского поселения в СССР относится к разряду экзотических и далеких историй, не имеющих непосредственного отношения к Скандинавии. Большинство сохранившихся письменных источников по советской политике в деревне исходит от представителей власти, что существенно затрудняет задачи исследования, так как реакция населения остается неизвестной. К счастью, особенности правовой культуры и поведенческих практик шведских поселенцев предоставляют великолепные возможности для развернутого микроисторического анализа. В настоящей работе максимально используются мемуары старошведов, воспоминания и интервью очевидцев, коллективные петиции жителей села, позволяющие преодолеть существующий источниковедческий дисбаланс. В результате появляется возможность взглянуть на историю сталинизма «снизу», проследить, по словам Арона Гуревича, реакцию «безмолвствующего большинства». Эта книга рассказывает о встрече простых шведских крестьян с властью, которая не желала мириться с их самобытностью.

Историческая справка. Старо-Шведская колония на берегах

Днепра

Село Змиевка (укр. Змивка), известное до 1945 г. как Старошведское, расположено на правом берегу Днепра в Бериславском районе Херсонской области Украины. Из 3,5 тысячи жителей села всеукра-инская перепись 2001 г. зарегистрировала 111 граждан шведской на-циональности3. Шведская земледельческая колония на берегу Днепра неподалеку от его впадения в Черное море является единственным скандинавским поселением в Евразии на восток от Финляндии4. Колония была основана в 1782 г. в Новороссии шведскими переселенцами с острова Даго на Балтике5. Сегодня этот остров носит название Хийумаа и принадлежит Эстонии. В 1791 г. на поселение в Старошведское были также отправлены военнопленные русско-шведской войны.

В 1782-1917 гг. Старошведское находилось в составе Новороссийской (позже Херсонской) губернии Российской империи, в 1918-1991 гг. - в составе Херсонского округа (позже Херсонской области) СССР. Название поселения Старошведское (на немецком языке - АкзЬ^ебепбоП) было официальным названием колонии с момента ее основания вплоть до 1915 г. В этот период шведская колония являлась административным центром «шведского колонистского округа» (позже волости), включая в свой состав три крупных немецких села. В 1926-1938 гг. шведская колония имела два официальных названия: украинское «Старошведське» и шведское «:Сатта1зуепзкЪу». В Швеции село известно под его шведским названием «СаттакуепзкЪу» (более старый вариант СаттвЪовпзкЪу). В советских и шведских источниках 1920-1950-х гг. население колонии известно как «старо-шведы» (шведский вариант Сатта1-зиепзкЪуЪогпа).

Новейшие археологические исследования показывают, что шведы заселили остров Даго во времена викингов6. Шведская «Гута-сага» (начало XIII в.) сообщает, что этот остров служил перевалочным пунктом для походов викингов по Двине и далее по Днепру через «Русь» (Куга1апй) в «Грецию» (Византию). Если внимательно посмотреть на карту Балтийского моря нового времени, можно заметить одну любопытную деталь. В то время как земли вокруг Балтийского моря заселены различными народностями, практически все острова (от датского острова Борнхольм у берегов Польши до Аландских островов в Финляндии) заселены скандинавами. Объектом шведской колонизации во времена викингов стало также морское побережье современной Эстонии. Во времена шведского могущества этнография имела серьезное геополитическое значение. Девиз внешней политики каролингской Швеции «Шоттшт Мат Ва1Пс1» означал достижение политического и экономического господства в Балтийском регионе7. Прибрежное шведское население, безусловно, облегчало реализацию такой экспансионистской политики.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru