Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Шведские колонисты Украины в тоталитарных экспериментах XX века - Страница 4

В 1561-1721 гг. жители острова Даго были подданными Шведского королевства. Крестьяне феодальной Швеции были свободными и являлись частью политической нации (случай уникальный в европейской истории). Фракция вольных шведских крестьян заседала в шведском парламенте страны, оказывая реальное влияние на политическое развитие страны. В этот период шведские крестьяне Даго имели четко определенные права и обязанности, выбирали своего депутата в парламент, часто выезжали на работы в Стокгольм. Островом как отдельной административной единицей руководил шведский губернатор8. Социальный контроль над прихожанами осуществляла шведская лютеранская церковь. Таким образом, жители Даго были хорошо интегрированы в политические и церковные структуры шведского государства. Политические реалии Швеции научили крестьян занимать активную общественную позицию и использовать мирный коллективный письменный протест (зиррИка) в случае нарушения властями своих обязательств. Любой шведский крестьянин или группа крестьян могли обратиться с коллективной жалобой или просьбой к верховной власти. Органы власти были обязаны рассмотреть данное обращение и принять решение9. Шведы острова Даго неоднократно с успехом использовали данное положение в XVII в. для защиты своих прав10. В результате правовая культура херсонских шведов - после их переселения в Новороссию - существенно отличалась от стратегии коллективного сопротивления других групп земледельческого населения Российской империи, зачастую предпочитавших перу топор. Это фактор сыграет важную роль в советский период шведской колонии.

Покинуть родной остров вольных шведских крестьян заставил многолетний конфликт с российскими аристократами шведского и немецкого происхождения - Карлом Магнусом Стенбоком (Саг1 Мадпиз 8!епЪоск) и Отто фон Унгерн Штенбергом (ОПо Vоп ^дегп 8!епЪегд). Целью помещиков было закрепощение вольных шведских поселенцев. После коллективного обращения шведских жителей острова к верховной власти Российской империи по указу Екатерины II 965 крестьян острова Даго были в добровольном порядке переселены на земли Причерноморья, где для них было основано по-селение11. Несмотря на то что на тот момент переселенцы являлись подданными Российской империи, им были предоставлены статус и льготы иностранных колонистов. В 1805-1806 гг. на землях шведской деревни были дополнительно основаны три немецких колонии12.

По оценке шведских и российских исследователей, несмотря на длительную изоляцию от Швеции, для старошведов в начале XX в. была характерна высокая степень национального самосознания. Колонисты считали себя шведами и свободно владели родным языком в его диалектной (зиепзкЪут I) и стандартной (пкззюепзка) формах13. В этом смысле миграция шведского населения на восток принципиальным образом отличается от массовой эмиграции шведов в Северную Америку, где на протяжении трех-четырех поколений скандинавы ассимилировались в англоязычной среде14. Последнее обстоятельство делает шведскую колонию в Причерноморье уникальной. На Украину шведские колонисты привезли рунические календари и богослужебные книги, среди них такие ценные издания, как «Библия Карла XI» и «Библия Карла XII». Согласно шведской традиции, чтение Библии было основой начального образования. Возможно, поэтому лексика и грамматика говора украинских шведов сохранила ряд архаических черт, исчезнувших в современном языке, например, множественное число глаголов15. С середины 19 в. жители села установили прочные связи с королевством Швеция и шведами Великого княжества Финляндского (/ЫапЛззъепзкаг*). С их помощью в селе был создан ряд национальных институтов (школа, шведский приход, библиотека) и, как следствие, получена «прививка» национализма16.

В религиозном плане поселенцы были лютеранами шведского обряда. Старошведская кирха являлась первым протестантским храмом Новороссии, действовавшим с 1782 г. В социально-экономическом смысле крестьяне Старошведского были иностранными колонистами империи Романовых и до буржуазных реформ конца XIX в. имели серьезные правовые и экономические привилегии и автономное самоуправление17.

В 1923-1953 гг. шведская община стала объектом ряда социальных экспериментов. Задачей «экпериментаторов» было принудительное изменение традиционной коллективной идентичности старошведов для формирования лояльности к новой власти. В 1923-1929 гг. в деревне под руководством Центральной комиссии по делам национальных меньшинств УССР (ЦКНМ) проводилась политика коренизации, целью которой было превращение иностранных колонистов Российской империи в лояльное национальное меньшинство советской Украины.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru