Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Шведские колонисты Украины в тоталитарных экспериментах XX века - Страница 9

В официальных документах УССР 1920-х гг. дореволюционная Украина рассматривалась как колония, в которой «капиталисты царской России проводили хищническую политику угнетения народов и разжигания конфликтов». В результате, по мнению украинских коммунистов, произошла «насильственная задержка культурного развития» как украинцев, так и национальных меньшинств республики. Революция 1917 г. «превратила Украину из когда-то царской колонии в независимую, равную среди равных республику»42. Украинские большевики считали, что признание важности национального вопроса «стало одним из факторов триумфальной победы советской власти на Украине»43. Поэтому такие понятия, как «равноправие всех народов» и «освобождение наций», стали ключевыми терминами советской политики на Украине.

Негативная оценка роли царской России была характерна и для национальной концепции украинской истории, получившей в 1920-х гг. официальное признание. В публичном дискурсе советской Украины такие выдающиеся деятели российской истории, как Петр I и Екатерина Великая, превратились в отрицательных персонажей. Забегая вперед, отметим, что смена исторического канона была быстро адаптирована старошведской общиной. В коллективных обращениях колонистов место «матушки Руси» заняла «мати Украша». Обращаясь к новой власти, старошведы подчеркивали вклад шведских солдат Карла XII в борьбе за освобождение гетманской Украины от власти Петра I. Колонисты не жалели черных красок и для Екатерины II, утверждая, что они, как и украинцы, являются «жертвами царизма, сосланными императрицей, чтобы исчезнуть с лица земли» 44.

Важным элементом советской концепции будущего страны стало противопоставление СССР остальным государствам мира. В интерпретации большевиков Октябрьская революция символизировала конец буржуазной истории. Первое в истории социалистическое государство было призвано показать всему миру пример окончательного решения национального вопроса. Ленинская национальная политика сорвала планы «украинской буржуазной и националистической интеллигенции, которая пряталась под национальный флаг, используя национальный вопрос как карту»45. Большевики отрицали характерное для большинства национальных государств того времени устройство, предполагающее доминирование в обществе титульной нации и дискриминацию лишенных автономии малых народов46. Альтернативой национализму стала ленинская концепция «самоопределения и равноправия наций». Положительным примером такого «самоопределения наций» была для вождя социал-демократическая Скандинавия:

Известно, что в 1905 году Норвегия отделилась от Швеции вопреки горячим протестам шведских помещиков, грозивших войной. К счастью, в Швеции крепостники не всесильны, как в России, и войны не вышло. Норвегия, имея меньшинство населения, мирно отделилась от Швеции, демократически, культурно, а не так, как хотелось крепостникам и военной партии. Что же? Проиграл ли народ? Проиграли ли интересы культуры? Или интересы демократии? Интересы рабочего класса от такого отделения? Нисколько, и Норвегия, и Швеция принадлежат к числу несравненно более культурных стран, чем Россия, между прочим, именно потому, что они сумели демократически применить формулу «политического самоопределения» на-

Ций47.

Формула «политического самоопределения наций» стала идеологическим обоснованием для создания УССР. Пограничное положение республики придавало национальной политике местных большевиков международный аспект48. Как отмечал на всеукраин-ском совещании по работе среди национальных меньшинств Панас Буценко, «к нашей национальной политике присматриваются сотни миллионов трудящихся Востока и миллионные массы Запада»49. Советская власть обращала пристальное внимание на положение национальных меньшинств в соседних Финляндии, Латвии и Польше, государствах, возникших, как и СССР, в результате распада Российской империи50. Так, украинизация должна была продемонстрировать украинцам Польши успехи ленинской национальной политики. Создание в УССР польских национальных районов противопоставлялось дискриминации прав украинского меньшинства в Польше51. Харьковское правительство заявляло: «...мы не украинизируем поляков, как польская шляхта, которая полонизирует украинское население. Наша цель - полное национальное равноправие и свободное развитие всех народностей»52. На этом фоне обеспечение прав шведского меньшинства в СССР приобретало важное политическое значение. Создание шведского национального совета противопоставлялось дискриминации шведов в Финляндии, где, по словам одного из авторов украинской этнополитики, «национальные меньшинства находятся под ужасающим гнетом»53.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru