Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Смутное время Страница - 2

Получив в 1890 г. кафедру русской истории в С.-Петербургском университете, С. Ф. Платонов заложил на ней основы того, что получило впоследствии известность как «школа * С. Ф. Платонова. Возглавляемое им молодое поколение петербургских историков, сохранив унаследованную от К. Н. Бестужева-Рюмина и В. Г. Васильевского приверженность к конкретному изучению исторического материала, сумело, вместе с тем, избежать крайностей своих учителей. Характерной чертой платоновской школы являлся ярко выраженный объективизм и ориентация преимущественно на источниковедческие разыскания, конкретное изучение исторического материала. Среди учеников С. Ф. Платонова: С. В. Рождественский, А. Е. Пресняков, Б. А. Романов, А. И. Заозерский, М. А. Полиевктов, Н. П. Павлов-Сильванский, П. Г. Васенко, П. Г. Любомиров, П. А. Садиков, С. Н. Чернов, К. В. Кудряшов, И. И. Лаппо, К. Ф. Тураева-Церетели и др. К ученикам С. Ф. Платонова можно причислить Б. Д. Грекова, становление которого как ученого произошло именно в рамках «петербургской школы»: на кафедре русской истории Петербургского университета и в стенах Археографической комиссии.

В отличие от «школы» В. О. Ключевского, «школа» С. Ф. Платонова держалась не столько на приверженности учеников концептуальным построениям учителя (каковых у него, за исключением схемы Смуты, и не было) и не столько на общности политических взглядов, сколько на лежащем в основе взаимоотношений С. Ф. Платонова со своими учениками глубоком нравственном начале и идущей еще со времен К. Н. Бестужева-Рюмина и В. Г. Васильевского традиции «научного реализма, сказывающегося, прежде всего, в конкретном, непосредственном отношении к источнику и факту вне зависимости от разного рода умозрительных схем и построений». Критикуя представителей историко-юридической школы за присущий им схематизм и теоретический подход к материалу, в результате чего данные источников превращались в «ряд иллюстрации готовой, не из них выведенной схемы», С. Ф. Платонов и его ученики видели в этих условиях свою задачу, прежде всего, в том, чтобы *восстановить по возможности права источника и факта».7

Критерием объективности в «школе» С. Ф. Платонова считался принцип полноты привлечения источников и тщательность источниковедческого анализа. «Я старый техник», — не раз говорил С. Ф. Платонов слушателям своих семинаров, ориентируя их не на умозрительные построения, а на открытие новых фактов и восстановление на этой основе реальной картины прошлого.8 Собственно говоря, семинарий С. Ф. Платонова и был тем местом, где формировалась, воспитывалась его ¦школа», передавалась унаследованная им от К. Н. Бестужева-Рюмина и В. Г. Васильевского научная традиция. Политическая и историографическая непредвзятость С. Ф. Платонова приводила к созданию в рамках его ¦школы» особого духовного климата, особой ¦ духовной свободы и душевной несвязанности», свободной от всякого рода идейных и политических соображений.9

Неудивительно, что среди учеников С. Ф. Платонова, наряду с ¦консерваторами» типа П. Г. Васенко и С. В. Рождественского, мы обнаруживаем тяготевшего в послереволюционные годы к марксизму А. Е. Преснякова и даже ¦марксиста» Н. И. Ульянова. Один из любимых учеников С. Ф. Платонова — С. В. Рождественский — напротив, защитив магистерскую диссертацию по истории служилого землевладения в Московском государстве XVI века, свою докторскую работу защищал уже по истории систем народного просвещения в России в XVIII веке. Два других ученика С. Ф. Платонова: Н. П. Павлов-Силь-ванский и А. Е. Пресняков искали социологическое решение исторических проблем — первый в теории феодализма на Руси ХШ-ХДЛ вв., а второй в т. н. ¦княжом праве» и последующем развитии ¦вотчинного строя» Московского государства. М. А. Полиевктов специализировался в области русской истории XVIII века, И. И. Лаппо — по истории Русско-Литовского государства. Работавший под руководством С. Ф. Платонова С. А. Андрианов, помогавший ему в издании Никоновской летописи, напротив, остановился в конце концов на литературоведении. Другой ученик С. Ф. Платонова — В. Ф. Боцяновский — стал известным драматургом, а участник его семинара К. В. Хилинский — профессором всеобщей истории.

Основный научные достижения С. Ф. Платонова-исто-рика10 связаны с его магистерской и докторской диссертациями. Первая из них — ¦Древнерусские сказания и понести о „Смутном времени44 XVII века как исторический источник» — вышла в свет в 1888 году. Вторая — ¦Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI-XVII веков» — была опубликована в 1899 году. Широкую известность получили также ¦Учебник для средней школы» и университетские ¦Лекции по русской истории» С. Ф. Платонова, на которых училось не одно поколение русской интеллигенции. Особое место в научном творчестве С. Ф. Платонова занимают его работы первой половины 1920-х годов:11 ¦Борис Годунов», «Иван Грозный», «Смутное время», «Петр Великий», «Москва и Запад».

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru