Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Смутное время Страница - 4

Новым у С. Ф. Платонова было и расширение рамок Смуты: Смуте открытой, последовавшей с прекращением династии Рюриковичей, предшествовал, по его мнению, период Смуты скрытой, начавшейся еще в 1584 году сразу же после смерти Ивана Грозного интригами, направленными на то, чтобы захватить влияние и власть во дворце. С. Ф. Платонов оспорил вывод С. М. Соловьева о борьбе «боярских партий» в Кремле после смерти Ивана Грозного.19 Констатировав резкое ослабление бояр-кня-жат, он пришел к выводу, что ни в 1584, ни в 1598 году они не были готовы сразиться с пришедшей им на смену т. н. новой, дворцовой знатью из числа ближайших родственников и доверенных лиц некняжеского происхождения, первое место среди которых принадлежало боярам Романовым. Избрание царем Годунова не прекратило борьбы, в которую были вовлечены и другие боярские семьи, пришел к выводу С. Ф. Платонов, связав т. о. эту борьбу с репрессиями, обрушившимися в 1601 году на Романовых и их сторонников. Этим Годунов, по его мнению, окончательно оттолкнул от себя поддерживавшую его ранее дворцовую знать, обрекая себя тем самым на политическое одиночество.20

Вывод о Романовых как о наиболее опасных политических противниках Годунова в 1598-1601 годах был новостью в исторической науке, поскольку предшественники С. Ф. Платонова называли другие, более знатные фамилии: Мстиславских. Шуйских, Голицыных, Вельских, и даже развивали мысль (Е. А. Белов) о существовании боярского заговора против Бориса в 1604-1605 гг.21 С. Ф. Платонов показал несостоятельность этой версии. Княжата действительно изменили Годуновым, но произошло это уже после смерти царя, когда ослабела придавливавшая их родовые и кастовые притязания его тяжелая рука, считал он.22 Резкое ослабление правящей элиты (боярство) во второй половине XVI века привело к тому, что сама она уже не могла справиться с возникшими трудностями. Устранение с политической арены династии Годуновых, приходит к выводу С. Ф. Платонов, стало возможным только при поддержке этой акции со стороны «низов».23 Неосторожное вовлечение их в Смуту, инициированное «верхами», дорого обошлось Московскому государству. Быстро освоившись со своим новым положением, «народная масса» почувствовала силу и «заколыхалась» в конце концов сама.

По-иному подошел С. Ф. Платонов и к освещению восстания И. И. Болотникова. Основное здесь — его вывод о широком, народном характере этого движения. Новым в нем, подчеркивает С. Ф. Платонов, было то, что наряду с династическим вопросом здесь открыто встала «вражда общественная», положившая начало следующему этапу Смуты — периоду социальной борьбы и разрушения государственного порядка, когда она уже окончательно принимает характер Смуты народной, которая побеждает и Шуйского, и олигархию. Увлечение В. О. Ключевского политической стороной Смуты привело к тому, что декларированная им ее социальная сторона осталась фактически вне поля зрения маститого историка.

Разработка и осмысление этой проблемы всецело принадлежит С. Ф. Платонову. Заинтересовавшись социальным составом восставших. С. Ф. Платонов пришел к выводу о резкой имущественной дифференциации между верхушкой провинциального дворянства и служилой мелкотой, положение которой мало отличалось от положения низов общества: казаков, беглых владельческих крестьян и холопов. Последние и определяли лицо движения, благодаря чему в восстании И. И. Болотникова и получила открытый характер давнишняя вражда между классом служилых землевладельцев и крепостными, «работными людьми». Прекращение династии и вмешательство поляков осложнили это противостояние «общественных классов», придав ему характер борьбы «реакционного» правительства с приверженцами царевича Димитрия, требовавшими не только восстановления его прав, но и коренных общественных и социальных перемен в смысле ¦уничтожения крепостного права».24 Вполне определенный вывод С. Ф. Платонова о радикальной программе восставших, предусматривавшей не только смену непопулярного царя, но и коренной общественный переворот в смысле уничтожения крепостного порядка и демократической ломки существующего строя, был шагом вперед в понимании социальной подкладки Смуты, предложенной

В. О. Ключевским.

Основную причину поражения восставших — чрезмерный радикализм их социально-экономической про-граммы, оттолкнувший попутчиков в лице служилых людей, — С. Ф. Платонов дает по С. М. Соловьеву. Однако делать вслед за ним упор на «противообщественное начало» деятельности «шайки» Болотникова он не стал. Напротив, движение имело, по мнению С. Ф. Платонова, народный характер. Отмечены им и факты самоотверженности и мужества восставших и неоправданной жестокости правительственных войск.25

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru