Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Сталину: Согласно Вашему указанию - Страница 7

В августе 1937 г. состоялась встреча Сталина с руководством НКВД разных уровней (Г. С. Люшков и др.), на которой было сказано о необходимости усилить миграцию корейцев. Люшков был снабжен специальными инструкциями.

5 сентября 1937 г. появилось постановление СНК СССР № 1527-349сс «О порядке расчетов с переселенными в Казахскую и Узбекскую ССР корейцами»20.74 500 корейцев в срочном порядке были отправлены в Казахстан и Среднюю Азию. В первую очередь «очищались» приграничные районы, однако проведением этих мер переселение корейцев не ограничивалось. Перед началом операции было прервано сообщение между деревнями, заселенными корейцами. Им не разрешалось покупать билеты для проезда по железной дороге. По деревням проводили «разъяснительную» работу, обещали предоставить каждой семье денежное пособие в сумме 370 руб. и дом в Казахской ССР.

Японский историк X. Вада опубликовал воспоминания кре-стьянина-корейца из с, Хмельницкого о том, как выселялись корейцы. Акция началась 2 октября 1937 г. Переселявшимся (67 хозяйств) разрешалось сделать заявление о выезде в Корею. Желающих оказалось 15 чел., их просьба была удовлетворена21.

Перевозили корейцев, как и представителей других депортированных народов, в грязных вагонах, без элементарных санитарно-гигиенических условий и медицинского обслуживания; нормальное питание в пути не обеспечивалось.

7 октября 1937 г. датировано новое постановление СНК СССР № 1772-388 «О смете расходов по переселению второй очереди корейцев из ДВК» (Дальневосточного края). Проводилась «окончательная зачистка» (так в документах) региона от корейского населения. На этом этапе корейцы переселялись в казахскую и Узбекскую ССР.

Количественные данные о семьях корейцев разноречивы. В

НКВД СССР сообщалось, что переселению из ДВК подлежит 32800 семей, однако фактически их оказалось 36 442, из них в Казахской ССР были расселены 20 170 семей, в Узбекской ССР — 16 272 семьи, Незначительное число корейских семей были расселены в близлежащих к Казахстану и Узбекистану районах. Всего вывезли в Казахстан и республики Средней Азии из районов Дальнего Востока более 173 тыс. корейцев22. Одновременно были депортированы 8 тыс. китайцев. В ходе проведения операций по переселению были арестованы 11 тыс. китайцев, 2500 корейцев, 600 поляков и др.

Итоги переселения корейцев подвел наркомвнудел

Н. И. Ежов7.

Он писал23:

Совершенно секретно Председателю СНК тов. Молотову В. М.

25 октября 1937 г. выселение корейцев из ДВК закончено. Всего выселено корейцев 124 эшелона в составе 36 442 семьи — 171 781 человек. Остались на ДВК, Камчатке, Охотске спец-переселенцы — всего до 700 человек, которые будут вывезены сборным эшелоном к 1 ноября с. г.

Корейцы распределены в Узбекской ССР— 16 272 семьи, 76 525 чел., в Казахской ССП — 20 170 семей, 95 256 чел. Прибыли и разгружены на местах 76 эшелонов, в пути 48 эшелонов.

НКПС с перевозками справился вполне удовлетворительно, эшелоны, за малым исключением, шли и идут по графику, некоторые недоразумения были в местах разгрузки, по вине принимающих организаций (СНК КССР и УзССР), которые не везде успели подготовиться к приему переселяемых.

Состояние работы КССР и УзССР по размещению и хозяйственному освоению переселенцев явно неудовлетворительное и угрожает последние партии переселенцев поставить в весьма тяжелое положение.

Необходимо в работу по устройству переселенцев включить Госплан и союзные наркоматы, которым поручить обеспечить переселенцев: наркомзему — землеустройством, ирригацией, организацией МТС: наркомпросу — организацией корейской школьной сети; наркомвнуторгу — организацией торговой сети в районах вселения.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР генеральный комиссар госбезопасности Ежов.

29 октября 1937 г.

Корейский писатель Л. Соном опубликовал воспоминания старика-каэаха о переселенцах корейцах: «привезли на грузовиках, оставляя меж высохших кустиков верблюжих колючек и тамариска, Потеряв всякое приличие и достоинство, люди в белых платьях и серых телогрейках хватали за голенища водителей и милиционеров, умоляя увезти их в людные места, потому что в мороз и ветер, без очага и крыши помрут маленькие дети и старики, да и молодые вряд ли дотянут до утра».

Об «успешном» проведении операции поведала миру газета «Правда» от 20 декабря 1937 г. В опубликованном в ней постановлении Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) указывалось: «За образцовое и четкое выполнение ответственного задания Правительства по перевозкам СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) объявили благодарность начальнику НКВД по Дальне-Восточному краю тов. Люш-кову Г. С., всему коллективу сотрудников УНКВД Дальне-Вос-точного края и работникам Дальне-Восточной железной дороги, участвовавшим в выполнении этого задания».

С. Ким вспоминает: «В 1935 году моего отца, человека малограмотного, однако партийца, ударника труда, бригадира рыбт-реста арестовали... Думаю, что 1935 г. явился своеобразным пробным экспериментом, прелюдией к 1937 году — времени поголовного переселения корейцев. Да и не только корейцев. Но они были первые..,

Буду откровенен: приняли спецпереселенцев на официальном уровне недоверчиво, с подозрением, в некоторых случаях даже враждебно. Сказывалось, с одной стороны, отсутствие директивных указаний, как относиться к переселенцам, и, с другой — ходячее мнение: раз переселили народ, значит, не за пустяки, а за что-то серьезное. Это официальные представители власти. Зато отношение к нам жителей было доброжелательным. Видимо срабатывало то, что называется народным чутьем» .

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru