Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Тайны Земли Русской - Начало Руси - Страница 1

Тайны Земли Русской -  Начало Руси - Страница 1

ТАЙНЫ ЗЕМЛИ РУССКОЙ



Начало



Руси



Тлйны рождения русского нлродл



А. Г. КУЗЬМИН



Москва



«ВЕЧЕ»



2003


Научно популярное издание



© ОГХ) «Издательский дом «Вече», 2003.



Тысячелетне анзад» в конце X ц, один из цероьгх русских летописцев посвятил специальны!! труд «Повесть временных лет» выяснению вопроса «откулу есть пошла. Руская земля, кто в Киеое пача псрйсс ккяжитн, й откупу Руская земля стала есть». Здесь, видимо, впервые осмысливались предания былых времен, з/юхи род ш теме иногостроя, когда песнотворцы и жреиы на собраниях г. оплрмкипикпв напоминали о давних предках и освященных не-ками обычаях. Кирилл Туровский н конце ХП н. наполните) том, что предания былых кремечг храпят летописцы и киши, а памятник того же премепи «Слово п полку Игорем» — это золотое елпяп китнев, хранивших память п предках па протяжении целого тысячелетия.



В эпоху перехода от родоплемеипых отношений к государственным, когда Власть все более отдалялась от Земли, неизбежно затрагивались интересы разных общественных слоев. В результате па свет появлялись разные версии происхождения того пли иного народа Ясно, что первый летописец придерживался какой-то одной версии, но в дошедших до наших дней летописях оказались неодинаковые и даже прямо пригпшшшложные решении вынесенных о заголовок вопросов. Возникали они, по всей вероятности, в разных общественных слоях н и ринпое время. Со временем нее, когда притуплялась жгу чал актуальность тенденций, позднейшие смодчини вносили эти версии в свои компиляция, в одних случаях пытаясь как то их примирить, а в других (к счастью для исследивателей!) и вовсе не ламе чая противоречий.



К этим ппздпейпгим сочинениям относится к так называемая «Начальная летопись», которая удержала н заголовке дрен лее лязна-н ие «Повесть времен пых лет» и которую в литературе приписывают перу либо печерского монаха Нестора, либо кьтдуйицкпп» игумена Сильвестра.



Летопись эта долго почиталась первоначальной, что и отразилось в ее традиционном названии. Г>го главный письменный источник но древнейшей истории Руси, м позднейшие исследователи, ссылаясь пл него, жарко спорили, не замечая, что очень часто они лишь продолжали спор, начатый многими столетиями ранее.



История всегда была и будет наукой политической. И известный афоризм Бисмарка, что «войну с Францией выиграл немецкий учитель истории»-, имеет в виду не превосходство немецкой диалектики над французским позитивизмом, а пронизанную идеологической целеустремленностью немецкую пауку над безыдейными французскими собраниями анекдотов. Особую же актуальность обычно приобретает изучение цивилизаций, имеющих непосредственных наследников. Начало Руси — это процесс формирования древнерусской народности и образования государства, оказавшего большое влияние на судьбы пародов, населявших Центральную и Восточную Европу. И неудивительно, что изучение этой темы зачастую подогревалось и деформировалось прагматическим интересом. Достаточно напомнить почти трехвековую (продолжающуюся и поныне) полемику иор-манистов и антипорманистов. Очень часто учеными двигал собственно познавательный интерес, по краппе редко этот интерес противоречил общественным симпатиям автора, а социальное содержание принимаемой методологической системы чаще всего вообще не осознавалось.



В течение ряда столетий па значительных пространствах Европы взаимодействовали славяне и германцы. Формы их взаимодействия были самыми различными, но традиция сохранила представление о давней борьбе, в период же образования ранних славянских государств эта борьба обострилась вполне реально, Создавалось впечатление извечного противостояния двух больших этносов: с VIII в. осуществляется германский «натиск па восток», в XVIII —XIX вв. реализуются давние стратегические цели России — овладение балтийским побережьем. Немецкие наследники Ливонского ордена оказались под властью русских царей, но новые подданные очень скоро приобрели права привилегированного сословия, а позднее стали опорой российского самодержавия. На царском дворе кормились захудалые графы и бароны из многочисленных германских княжеств. И чем значительнее были успехи русского оружия на поле брани, тем прочнее побежденные овладевали подступами к русскому трону. Именно в этой своеобразной обстановке складывалась норманская теория — интерпретация летописпого предания о призвании варягов в прогерманском духе.



Спор норманистов с антинормалистами, разумеется, не сводился только к этническим противопоставлениям. Но он велся почти неизменно с повышенной страстностью, даже если страсть порождалась просто жаждой истины, — на построениях ученых могли сказываться и методологические установки, и их специализация, и круг источников, отобранный из моря самых разнообразных и противоречивых свидетельств.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru