Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Хроники смутного времени - Страница 2 История России

Голландский поэт Элиас Геркман создавал свое повествование о Смутном времени в России на основании свидетельств современников. Интересен взгляд автора на личность Лжедмитрия I, которого Геркман считал истинным царевичем, а не самозванцем.

«Новый летописец» является классическим памятником русского летописания начала XVII в., повествующим о событиях с 1581 по 1630 г. Он передает восприятие Смуты русскими людьми, прошедшими через все испытания этой страшной и судьбоносной эпохи. В переводе на современный русский язык текст «Нового летописца» публикуется впервые.

В приложении даны русские источники по истории Смутного времени. Документы дела о ссылке бояр Романовых и их родственников в 1601 —1605 гг. показывают тяжкие условия неволи и медленную гибель людей, осужденных по ложному обвинению в намерении сгубить царя колдовством. Письма Смутного времени — частные письма русских людей 1602—1610 гг., представителей разных сословий, ярко свидетельствуют об их личных переживаниях в годы лихолетья. «Повесть о Земском соборе 1613 года» — уникальное сочинение, принадлежащее перу неизвестного москвича — очевидца предвыборной борьбы, в которой решающую роль играли казаки, поддержавшие кандидатуру Михаила Романова.

Тексты печатаются на основе изданий:

Конрад Буссов. Московская хроника. 1584—1613. М.; Л., 1961.

Дмитриевский А. Архиепископ Елассонский Арсений и мемуары его из русской истории. Киев, 1899.

Элиас Геркман. Историческое повествование о важнейших смутах в государстве Русском, виновником которых был царевич князь Дмитрий Иванович, несправедливо называемый самозванцем. Сказания Массы и Геркмана о Смутном времени в России. Издание Археографической комиссии. СПб., 1877. С.263—335.

Новый летописец. ПСРЛ. T. XIV. СПб., 1910. С.33—156.

Акты Исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. СПб., 1841. Т.2. № 38, 54, 182. С.34—52, 64—66, 212, 213.

Чумиков А. Три челобитные Лжедмитрию. Временник ОИДР. М., 1855. Кн.23. С.6.

Сборник князя Хилкова. СПб., 1878. С. 12—15, 17—23, 33, 37— 39, 64, 82, 83, 110—114, 118, 119.

Гейман В. Г. Письмо подьячего В. И.Торокана из осажденного Смоленска в Москву. ТОДРЛ. T. XIV. М.; Л., 1958. С.275, 276.

Флоря Б. Н. Два письма начала XVII в. из Троице-Сергиева

Монастыря. История русского языка. Исследования и тексты. М., 1982. С.319—325.

Морозов Б. Н. Частное письмо начала XVII в. История русского языка. Памятники XI—XVIII вв. М., 1982. С.287—290.

«Повесть о Земском соборе 1613 года» печатается по рукописи: Сказание Авраамия Палицына. Рукопись конца XVII в. Библиотека Российской Академии наук. Отдел рукописей. №32.4.4. Л.206—210.

В оформлении использованы

Миниатюры из «Титулярника» (1672 г.); гравюры Ф. Снядецкого (XVII в.);

Фрагменты: листа из книги «Апостол» печати Ивана Федорова (1564 г.), грамоты об учреждении московского патриаршества 1589 г., миниатюр XVII в. «Перенесение мощей царевича Дмитрия» и «Избрание Михаила Романова на царство...», гравюры «Прием послов в Александровой слободе» (1608 г.)

Ш#шт

Глава I

О князе Федоре Ивановиче

Великий князь России или, как ее еще называют, Московии тиран Иван Васильевич умер в 1584 г. в пятое воскресенье после Пасхи и оставил после себя двух сыновей, Федора Ивановича и Димитрия Ивановича. Престол перешел к старшему сыну, Федору Ивановичу. Младшему и его матери, царской вдове Марии Федоровне Нагой, отвели для княжеского пребывания княжество Углич, расположенное в 90 верстах от главного города Москвы (5 верст составляют немецкую милю). Так как, однако, Федору Ивановичу, человеку весьма благочестивому и на их московитский лад богобоязненному, больше было дела до своих лжебогов, чем до правления, и так как он больше любил ходить к Николе и к Пречистой, чем к своим советникам в Думу, то он созвал своих советников, князей и бояр, и сказал им, что заботы о правлении такой монархией слишком для него тяжелы, пусть они выберут из своей среды умного и рассудительного человека, на которого он мог бы возложить бремя управления государством для того, чтобы сам он мог с меньшим беспокойством и без такого утомления как можно лучше служить своему Богу. И тогда избрали правителем русской монархии Бориса Федоровича Годунова, некоего дворянина, хотя и не знатного роду, но разумного и очень рассудительного человека. После окончания церемонии царь встал, снял со своей шеи большую золотую цепь, надел ее на шею избранному правителю и сказал:

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.