Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

За блокадным кольцом - Страница 1

За блокадным кольцом



Памяти



Жителей Ленинградской области, погибших и замученных в период немецко-фашистской оккупации,



Посвящается эта книга


За блокадным кольцом - Страница 1

Скульптура В. И. Бажинова «У сожженного очага»



За блокадным кольцом



Сборник воспоминаний жителей



Ленинградской области времен германской оккупации 1941-1944 гг.



Санкт-Петербург ИПК «Вести» 2010



За блокадным кольцом - Страница 1

Автор-составитель благодарит Центральный государственный архив г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Центральный государственный архив кинофотодокументов СПб., Тосненский краеведческий музей,



Центральную научную библиотеку Ленинградской области, библиотеку г. Любани, Музей сельской школы № 1 пос. Ульяновка, Музей сельской школы пос. Красный Бор за предоставленные материалы.



Автор-составитель И. А. ИВАНОВА



Оформление А. А. Шмелевой Рисунки Е. В. Абрамовой Допечатная подготовка А. Г. Плюсковой Редактор Н. Л. Тушенкова



И. А. Иванова



И20 За блокадным кольцом. (Воспоминания). - СПб.: ИПК «Вести», 2010. - 640 с.: с илл.



18ВИ 978-5-86153-185-6



В книге собраны воспоминания жителей Ленинградской области и пригородов Ленинграда, а также горожан, застигнутых войной на оккупированной территории. Это рассказы-исповеди о перенесенных страданиях и унижениях, потерях близких и казнях земляков, о голоде, страхе и нищете, о человеческом бесправии и насильственном угоне в германское рабство, о недоверии и репрессиях со стороны властей по возвращении на Родину.



Волее полувека люди молчали о пережитом, боясь навлечь на себя и своих детей новые неприятности. Но все испытанное ими за четыре военных года и десятилетия спустя представляет огромный пласт трагической истории России, которую мы не вправе забывать.



© Иванова И. А., литературная запись, обработка, составление, 2010 © Шмелева А. А., оформление, 2010



I8ВN 978-5-86153-185-6



«Но живы навсегда В сокровищнице памяти народной Войной испепеленные года...»



А. АХМАТОВА



ОТ СОСТАВИТЕЛЯ



Должно быть, и о блокаде нашего города мы знаем далеко не все. Но о том, что происходило в годы войны за пределами блокадного кольца — в Пушкине и Павловске, Петергофе и Гатчине, Луге и Тосно, — еще меньше.



Уже через две недели после начала войны гитлеровские войска вторглись на территорию Ленинградской области. На месяц их остановили у реки Воронки за Ораниенбаумом, на полтора — под Лугой. После падения Лужского рубежа немцы неудержимой лавиной хлынули к Ленинграду.



Железнодорожное сообщение с Ленинградом прервалось, и кое-кто из местных жителей, встревоженных бомбежками и близкой стрельбой, на свой страх и риск, пешком ушел в город. Не имея прописки и продовольственных карточек, эти люди первыми в Ленинграде погибли от голода. А по деревенским улицам потянулись нескончаемые вереницы беженцев из западных и южных районов, гурты скота, разрозненные группы красноармейцев...



Солдаты сорок первого года долгое время не могли отделаться от чувства вины перед населением, брошенным на произвол судьбы.



«Когда мы отходили, — вспоминал ветеран 11-й дивизии С. X. Павлов, — по обе стороны дороги стояли старики, женщины, дети. Они с грустью и упреком смотрели на нас. А мы, молодые, хоть голодные и измученные, но с оружием, отступали, оставляя их врагу. Было больно и стыдно, очень стыдно смотреть этим людям в глаза».



Зачастую войска покидали населенные пункты задолго до появления оккупантов. Жители уходили в леса, а деревни сжигались 1. Так в большом красивом селе Финёв Луг близ станции Рогавка из 126 домов уцелело 6.



«Свои же и жгли, — говорит 90-летняя жительница Л. Е. Борисова, - чтобы немцам не досталось. Мы в лесу прятались. Немцы с самолетов листовки бросали, приказывали домой возвращаться. А домов-то и нет... Ничего не осталось - ни в руки взять, ни на ноги обуть. Набились в уцелевшие избы, землянки соорудили. Есть нечего - ведь и житницы сгорели...»



О том, что будет с людьми, никто не думал. Еще меньше это беспокоило оккупантов. Гитлер планировал колонизировать Россию, заполнить ее германским населением, а с коренными жителями советовал обращаться, «как с краснокожими».



И в одночасье, с того самого момента, когда в деревню или город входили, въезжали на своих машинах, велосипедах, мотоциклах завоеватели, у людей рушился привычный мир. Кажется, только вчера праздновали 1 Мая, отправляли детей в пионерские лагеря, сажали картошку и ходили по выходным в кино. И вот уже ничего, ровным счетом ничего не осталось от прежней жизни.



Два месяца войны многое изменили в сознании жителей области. Ушли на фронт мужья и братья, исчезли продукты из магазинов, и все понимали, что придется много работать, скудно есть, жить ожиданием и надеждой. Но то, что произошло, не снилось даже в самых страшных снах. Жутко было выйти из дома и увидеть виселицу с повешенным соседом; самоуверенных оккупантов, по-хозяйски распоряжавшихся на улицах — срывавших привычные вывески, вывешивавших безапелляционные приказы: «Явиться в комендатуру для регистрации!», «Не выходить из домов после 17 часов!», «Сообщать о коммунистах и евреях!»

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru