Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Записки придворного бриллиантщика - Страница 5 История России

"Вы должно быть украли их? Откуда у вас эти деньги?”

Я отвечал, что не затруднюсь, если на то пойдёт, доказать ему от кого я получил эти деньги.

"К тому же, пробыв девять лет у Вас, продолжал я, - не думаю, чтобы заслужил название, которое вы мне даёте, и льщу себя надеждою, что вы потрудитесь подписать мой контракт в ученьи, чтобы совесть ваша была чиста, касательно моего знания; наконец, поведение моё и усердие моё о ваших выгодах было таково, что даже лучшие ваши друзья не откажутся дать мне аттестат, чтобы оправдать меня от всяких обвинений, какия вам надумается взвести на меня".

Он, наконец, подписал контракт, ругаясь и весьма неохотно, всё повторяя мне, что я умру с голода. Я простился с ним, объявляя, что если со мной случится такое несчастие, то никак не приду к нему за милостыней. Мне очень жаль было, что я не мог проститься с госпожою Граверо, которой не случилось дома в ту минуту.

Я отправился в артиллерийский квартал, на расстоянии одного лье от дворца.

Я перед тем просил господина Де-Серво нанять мне там комнату. Он был так добр, что поместил у себя мои аппараты с колёсами и другими инструментами, нужными для резки драгоценных камней; для переноски этих вещей он дал рабочих, которых он имел в своём распоряжении в артиллерийской канцелярии, что было мне большою помощью и дало мне возможность тотчас же приняться за работу, которою снабдил меня господин Липиман. Я присел за дело весело и с охотой, и недели в две я уже почти что заработал сумму, данную мне вперёд господином Липиманом для расплаты с моим хозяином, который, несмотря на высказанное им мне негодование, когда я от него отходил, не замедлил навестить меня и принести мне работу. Работу я ему справил, но платы не взял, когда он мне предложил. После того он часто приходил ко мне и был очень рад, что я брал его работу. Я взял слугу, без которого мне нельзя было обойтись, во-первых, потому что мне нужен был человек, который вертел бы у меня колесо, что очень утомляло, и, во-вторых, что надо было мне кого-нибудь посылать за кушаньем в трактир. Первою моей заботой было, по уплате всего, что я задолжал за инструменты, заказанные мною и по обзаведении хозяйством холостяка, исподволь затесаться к вельможам, в чём помогало мне то, что я, будучи ещё у хозяина, бывал у них с поручениями и они были ко мне хорошо расположены, между прочим в доме канцлера Воронцова, который только что женился на двоюродной сестре принцессы Елисаветы, и у которого я часто бывал. Госпожа Воронцова, статс-дама, очень меня любила, и ей я обязан успехами, которые я имел в начале моей деятельности. Она рекомендовала меня всем своим знакомым. К ней (все) относились с большим почтением, - это была хорошенькая и милая женщина. Так как днём визиты отнимали у меня время, я принимался за работу вечером, возвращаясь домой, что сильно утомляло моё зрение, и несмотря на жёсткую зубную боль, которой был подвержен, я работал иной раз до четырёх часов утра, что заставило меня взять в учение одного пруссака, бывшаго года два у хозяина, своего земляка. Скоро я подучил его настолько, что он мог помогать мне в менее нежных работах, и этим средством я избавил себя от необходимости работать при свечах. Когда у меня завелись кое-какия деньги, я начал торговать цветными камнями, привезёнными контрабандою кущами китайских караванов, так как самому мне позволено было вывозить их только для двора. Это дело оказалось довольно выгодным. Имея возможность самому отделывать их, я умел показать их в лучшем виде и продавал их вельможам с хорошим барышом.

Прошло около года, как я устроился независимо; в это время принцесса Анна, мать маленькаго императора Ивана, регентом которого покойная императрица назначила герцога Бирона, любимца своего, в ущерб матери Ивана, своей племянницы, отданной за принца Антона Ульриха, двоюродного брата короля прусского, не будучи в состоянии видеть, - как герцог Бирон управляет государством в ущерб ей, нашла средство его низвергнуть. Для этого принцесса Анна привлекла на свою сторону гвардейский полк и фельдмаршала Миниха и Остермана, первого министра, по распоряжению которых герцог Бирон, лежа на кровати с женою, был захвачен ночью адъютантами Миниха и гвардейцами; герцог и его жена были раздеты, обоих избили за то, что регент Бирон хотел защищаться. Их перевезли на гауптвахту, бывшую около дворца. Не трудно было заставить нацию решиться низвергнуть Бирона, он был жесток и погубил много бояр, выказавших неудовольствие на его управление. Принцесса Анна заставила нацию признать себя регентшей над её сыном.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru