Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Зловещие тайны великой эпохи - Страница 145 История России

Неизвестно, кто из земляков Василия довел слова, сказанные промысловиком, до ушей местного особиста, но молодой охотник вскоре «загремел» на целый десяток лет за колючую проволоку, сменив родные тундры на тайгу и горы Полярного Урала.

Работал эвенк на строительстве дорог и немножко в рудниках. Зэки считали его не совсем нормальным, и потому тот держался в сторонке от всех. Разумеется, Василию было не легко, но он сумел выжить, а когда закончился срок, вначале уехал к себе домой, но спустя месяц вернулся в поселок и попросился на проживание... Почему эвенк решил жить в поселке при лагере? Объяснил особисту: сидел пока, семья его в первую же зиму погибла от голода и холода - теперь дома у него нет, и жить он хочет в поселке... Начальство пошло навстречу бывшему зэку и оставило при лагере: кормился Василий охотой, продавая, а иногда и обменивая на продукты и водку меховые шкурки, добытые в тайге. Временами, хотя и чрезвычайно редко, когда случались побеги, его привлекали к поискам беглецов вместе с солдатами, последние уверяли, Василий лучше иной разыскной собаки будет...

Заговор

...Двое суток лагерь жил на осадном положении - на вышках усиленные караулы с пулеметами, на работу в эти беспокойные дни никого из зэков не выводили. Сколько бы так продолжалось - неизвестно, но вскоре у центральных ворот лагеря остановилась машина, и из нее вылез как раз тот беглец, которого Писарь называл Митькой. На шум работы автомобильного мотора из дежурного помещения вышел начальник лагеря: увидев беглеца, он прорычал что-то матерное, свалил тщедушного зэка ударом кулака и принялся пинать, приговаривая: «Где мой сын, мерзавец?» Солдаты и офицер попытались оттащить подполковника, останавливая словами: «Вы что, товарищ подполковник, вы же убьете его!» - «Убью!» - соглашался тот и продолжал избиение. Наконец охранникам удалось-таки отбить паренька, и, вытирая кровь с разбитого лица, тот признался: он ничего не знает о сыне подполковника, и рассказал, почему вернулся.

Оказывается, Писарь проиграл в карты... «выходной»! Сие означало, что ему предстояло организовать побег. С какой целью? Пока беглец не будет возвращен в лагерь, зэков на работу не выведут - это и называлось на блатном жаргоне «выходным». Однако в дело вмешался сам дядя Ваня и приказал привлечь к побегу любого «глупого фраера», подчеркнув: обязательно из числа... «фронтовиков» или вообще «врагов».

Законный вопрос: зачем подобное понадобилось авторитету? Оставалось лишь догадываться, хотя наметилась следующая тенденция: старый волк дядя Ваня не хотел делить свою практически неограниченную власть с «фронтовиками» и пожелал «хотя и подспудно» обратить внимание лагерного начальства на недостойное поведение «врагов Родины» в совокупности.

Писарю дали месяц на организацию и осуществление побега, и проигравшийся урка подошел к осуществлению дела чрезвычайно серьезно: во-первых, он понимал, если он привлечет к задуманному кого-нибудь из зэков, то может рассчитывать в случае неудачи на помилование - достаточно довольно убедительно свалить вину за побег на подельника, и начал приставать с предложением к одному из своих земляков из числа «фронтовиков», предложив «пойти в побег».

Будущий подельник удивился, выразил сомнения, заявил - «могут подстрелить» и, сославшись на незначительность своего срока заключения, отказался. Однако заговорщик не унывал и нашел другого «врага» по имени Митька. Следует отметить, что второй беглец «фронтовиком» практически не являлся: с голодухи, будучи еще подростком, он пошел служить к немцам в полицию, за содеянное, невзирая на явку с повинной, получил под завязку: «четвертак» - двадцать пять лет! Митьке-полицаю Писарь и предложил бежать.

Митька вначале принял предложенное за шутку, поинтересовался непосредственно: подкоп, что ли, делать? Инициатор побега лишь усмехнулся зловеще, пояснил: подкопы делают только идиоты, а он намерен уходить с музыкой, фейерверком, на глазах у охры и самого начальника лагеря, и ни одна сволочь не то что стрельнуть - остановить не посмеет! Гарантировал успех задуманного на двести процентов, хотя и понимал - придется попотеть: до оживленной транспортной магистрали предстояло пройти более четырехсот километров по тайге... Разве таковое под силу человеку? Человеку не под силу, а на машине... Какой? На пожарной! Откуда ее взять - начальник лагеря сам даст! Каким образом? Не спеши, со временем узнаешь, и... конечно, никому ничего не говори.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.