Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Византийское государство и Церковь в XI в Т2 Страница - 2

Славянские поселения и соединенные с вторжениями славян перевороты скорее могли содействовать, чем препятствовать развитию воинских участков. Количество пустых, никому не принадлежащих земель возросло, и если уже в V в. заботились о поселении на таких землях воинов, то тем более должны были прилагать к тому заботы впоследствии такие императоры, как Лев Исавр или Василий Македонянин. Во всяком случае общинное устройство, выросшее в Византийской империи на местах славянских поселений и под влиянием славян, представило готовую схему, под которую подведена была организация воинских участков с теми началами (наследственной военной службы, неотчуждаемости в частные руки и некоторыми привилегиями), с какими являются воинские наделы 1П-П вв.14 В X в. существуют стратиотские домы (спкт отратшткоО — наследственное военное сословие, владеющее участками и обязанное за них военной службой; в числе принадлежащих к этому сословию отличаются убогие, крестьянские общины, в целом составе или в части, и влас-тели, выступающие обыкновенно в качестве офицеров; определен нормальный размер воинского участка, обязывающего к личной службе, участок в 4-5 литр обязывает лично нести верховую службу (ксфсАХарцсо!; отратквтт||;), участок в 2-4 литры сопряжен с обязанностью личной службы во флоте (раоЛжо!; тгХбщо?), владеющие участками меньшей стоимости делают складчину (ошботси) и на общий счет снаряжают стратиота; за отправление военной службы стратиоты пользуются некоторыми привилегиями, а именно: освобождены от натуральных повинностей, градостроения, ямщины и др., должны только вносить подати поземельную и поголовную, при взимании которых сборщики позволяли себе также теснить стратиотов, как они теснили обыкновенных податных крестьян; стратиотские участки запрещено отчуждать в частные руки, они должны переходить к наследникам, причем правом предпочтения пользуются прежде всего ближайшие родственники, затем родственники более отдаленные, за ними складчики, за складчиками стратиоты соплательщики (отавХеотщ атрашошг), наконец соплателыцики-нестратиоты (яо/.тко аоутЕ/.еатал), т. е. члены той же крестьянской общины или того же податного тягла, только не записанные в военные реестры.15

Судьба воинских участков неразрывно связана с судьбой крестьянского землевладения. Подобно тому как крестьянские земли подвергались опасности поглощения крупной поземельной собственностью и власте-ли всеми правдами и неправдами усиливались обогатиться за счет убогих; точно так же опасность грозила и землям убогих стратиотов — и они, под давлением властелей (как богатых стратиотов, так и лиц, не принадлежавших к стратиотскому сословию), переходили во власть этих последних. Императоры X в., охранявшие по финансовым расчетам убогих и их земли от притязаний властелей, тем более имели побуждений охранять стратиотов и их участки, так как стратиоты представляли не только податную, но и военную силу, и от их положения находились в зависимости интересы государства не только финансовые, но и политические. Роман Лекапин, Константин Багрянородный, Роман II и Никифор Фока рядом новелл старались утвердить прочность и ненарушимость воинских участков: принцип, который ими проводится — неотчуждаемость участков, особенно людям посторонним, непричастным военной службе, — представляет воспроизведение того, что читаем в кодексах Феодосия и Юстиниана, — в новеллах X в. он только развит подробнее и видоизменен в частностях. В новелле Романа Лекапина от 922 г. предписывается, чтобы воинские участки, отчужденные каким-либо способом в продолжение последних тридцати лет или же имеющие впредь быть отчужденными, были без всякого вознаграждения возвращаемы на дело отбывания военной службы, если только после отчуждения не осталось у стратиота достаточно для воинского участка; насколько оказывается в этом отношении недостаток, настолько признается недействительным отчуждение.16 Новелла Константина Багрянородного о стратиотах, составленная патрицием Феодором Декаполитом (945-959), развивает и дополняет положения предшествующей новеллы. В ней срок давности для бесспорного владения приобретенными воинскими участками распространен с 30 лет на 40, определен минимум стратиотских участков (4 литры конных и 2 литры морских) и определено, как следует поступать с той недвижимостью, которая не выступает за минимальную норму, и как с той, которая оказывается сверх нормы; недвижимость, не превосходящая 4 литр (стратиота-всадника) или 2 (стратиота-моряка), ни в каком случае не может быть отчуждаема, но должна передаваться по наследству по правилам предпочтения, а недвижимость, остающаяся у стратиота сверх этой нормы, — если она записана в военный реестр, тоже не может быть отчуждаема, если же в реестр не записана и составляет самостоятельный участок стратиота, помимо военного надела, то может быть отчуждаема, за исключением того случая, когда участок, записанный в реестр, ценностью не доходит до нормы, — тогда недостающее отчисляется от самостоятельного участка, приписывается к участку воинскому и отчуждаемо может быть только то, что остается после отчисления; отчужденное до издания новеллы неправильно, т. е. из того, что записано в военный реестр, или из того, что хотя не записано, но должно идти на восполнение воинского участка до его законной нормы, возвращается назад без всякого вознаграждения, покупатель не может заводить и речь об уплаченных им деньгах, если он властель или богатый стратиот и купил участок у бедного стратиота, если же покупатель — бедный стратиот, купивший участок у стратиота богатого, то он получает обратно заплаченные деньги или удерживает за собой купленное.17 Последний пункт был потом изменен Константином Багрянородным. По просьбе властелей (архонтов) военного сословия он издал новеллу, до нас не дошедшую, о том, чтобы не только убогие, при отнятии купленных ими в 928-945 гг. у богатых стратиотов участков, имели право на возврат заплаченных денег, но чтобы это право имели и властели, при отнятии купленных ими в тот же период времени у бедных стратиотов участков; при этом разрешено убогим выплачивать деньги в рассрочку в пятилетний срок. Две новеллы Романа II Младшего, нисколько не ослабляя строгости предписаний Константина Багрянородного, только разъясняют частные пункты, а именно; новелла о стратиотах или решение на доклад областного судьи, объявленное магистром Феодором Декаполитом (959-963), вызвана затруднениями, встретившимися по применению на практике правила о возврате убогими покупных денег в рассрочку и, подтверждая безденежное возвращение участков, приобретенных после 945 г., определяет, какие сделки могут быть допускаемы для облегчения сторон относительно участков, отчужденных в 928-945 гг.;18 отрывок же из эдикта, провозглашенного к находящимся во Фракисийской феме, от 962 г., точнее определяет случаи, когда покупатель воинского участка, сверх безденежного отобрания его, подлежит еще денежной пене в пользу казны за недобросовестное приобретение.19 Император Никифор Фока своей новеллой о стратиотах, продавших поместья и потом снова их отыскивающих (963-969), внес то изменение в военное законодательство, что нормальную стоимость воинского участка, во внимание к введению нового тяжелого вооружения, определил в 12 литр, и дозволив относительно прежнего времени, до издания новеллы, руководствоваться старой нормой, т. е. воинские участки ценностью менее 4 литр возвращать безденежно, а недвижимые имения, превосходящие эту норму, возвращать с уплатой внесенной за них цены; относительно же будущего времени узаконил, чтобы в случае продажи недвижимого имущества, не превосходящего ценностью 12 литр, оно было возвращаемо стратиоту безденежно, и только в случае продажи излишка против 12 литр, чтобы стратиот, отыскивающий проданное обратно, возмещал полученную при продаже сумму.20 Государство, ограждавшее стратиотские участки от захвата властелями, позаботилось обеспечить их неприкосновенность со стороны фиска и суда, ставя в этом случае интерес военный не ниже фискального. В новелле Константина Багрянородного есть, между прочим, статья, воспрещающая казне продавать участки стратиотов за долг, так как, по выражению новеллы, государство не должно следовать обычаю медведей, которые, будучи мучимы голодом, сосут свою лапу, а стратиоты не что иное, как руки в государстве;21 в новелле же, обыкновенно приписываемой Никифору Фоке, изданной в разрешение доклада об армянах и иных подвергшихся обвинению в убийстве, воспрещается употреблять воинский участок стратиота, обвиненного в убийстве, на удовлетворение (тгарацо01а) сыновей или родственников убитого.22

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.