Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Византийское государство и Церковь в XI в Т2 Страница - 3

В таком виде законодательство о воинских участках перешло из X в XI в. От XI в. не сохранилось юридических данных, указывающих на какое-нибудь изменение в этом отношении. Те фактические данные, какие мы имеем от того времени о наследственности военного сословия, внесении стратиотов в военные реестры, дают право заключать, что принципы, развитые в новеллах X в., оставались во всей силе и в XI в. В том же убеждает нас и судебная практика XI в., ГМра. К сожалению, именно 70-й титул этого сборника, в котором, судя по оглавлению, речь должна идти лер! отраткотшу (о стратиотах), в тексте отсутствует; между тем он должен бы доказать степень приложимости в XI в. законов о воинских участках. Но титул 66-й об убийстве, который по содержанию представляет некоторые соприкосновенные пункты с новеллой, приписываемой Фоке, и статьей новеллы Константина Багрянородного, доказывает, что воинский участок был в XI в. также неприкосновенен, как в X, и точно так же не мог быть употребляем на удовлетворение родственников убитого или возмещение казенного ущерба: в одном из рассказанных здесь случаев две трети имущества убийцы-стратиота присуждено родственникам убитого, причем замечено, что прежде чем производить расчет, надо выделить не подлежащие отчуждению, во-первых, воинский участок, во-вторых, женино приданое и вдовью долю, и затем уже остающееся разделить на три части; в другом случае пострадала казна, так как сделано было нападение на сборщика и разграблено золото, — здесь имущество виновных присуждено к отчуждению для покрытия убытка, не пощажена даже вдовья доля, поскольку казна имеет перевес перед женой, но тем не менее участок, по которому отправляема была военная служба, оставлен в неприкосновенности.23

Воинский участок был местом постоянной оседлости стратиота, которое он оставлял лишь в случае войны и на время войны, каждый раз по особому оповещению:24 когда предпринимаем был поход (обыкновенно весной и летом), стратиоты собирались под знамена, по возвращении же с похода (с наступлением зимы) расходились по домам, к своему хозяйству и к семьям; исключение составляли лишь те случаи, когда стратиотам, по дальности расстояния или по особым расчетам правительства, неудобно было возвращаться домой на зимовку, например, стратиотам европейских фем, находившимся для военных надобностей в Азии, или стратиотам азиатских фем, находившимся в Европе, — в этих случаях они располагались на зимних квартирах там, где находились. Примеров, доказывающих такой порядок вещей, немало. Когда Исаак Комнин, поднявший знамя восстания против Стратиотика, подошел к городу Никее, он, прежде чем занять город, предоставил уйти из него воинам, которые здесь находились и которые желали сохранить верность царствовавшему императору; они спокойно разошлись, каждый стратиот отправился домой и предался заботам о жене, детях и разных хозяйственных предметах.25 Когда же Исаак Комнин вошел в столицу, он поспешил бывших с ним стратиотов наградить и распустить по домам, с тем чтобы они отдохнули и можно было опять их собрать для войны с варварами.26 Походы Романа Диогена заканчивались тем, что сам он возвращался в Константинополь, а войско расходилось по домам;27 освобожденный из турецкого плена, он, проходя по Иверии, собирал стратиотов в городах и деревнях,28 а каппадокийцев призвал извещениями и грамотами (гариурасп те ка! ураррскп).29 Высланный против Диогена протопроедр Константин собрал стратиотов посредством царских грамот (81а урарцатюу ратХлкюу), а когда приблизилась зима, все эти стратиоты разошлись;30 равным образом, когда возвратился с похода против Диогена Андроник, брат Константина, бывшее с ним войско разбрелось по домам.31 Что войска по нужде располагались на зимних квартирах и в других местах, помимо своих домов, можно привести для примера первый поход Диогена: он окончился в январе и восточные войска были распущены, но так как ввиду предполагавшегося в скором времени нового похода западным войскам неудобно было возвращаться, то пять отрядов, пришедших с Запада и состоявших под командой Самуила Алусиана, были расположены на зимних квартирах в армянских фемах.32

Лица, владевшие воинскими участками, обязаны были не только нести военную службу, но и снаряжать себя на войну за собственный счет, являться в своей одежде, в своем вооружении и на своей лошади, если стратиот был конник. Снаряжение производилось или единоличными средствами стратиота, или в складчину, смотря по тому — соответствовал ли его участок указанной норме, или нет. Тяжелое вооружение, о котором говорит Фока в своей новелле, было в употреблении и в XI в. Так, в войске Торника, при осаде им столицы, более состоятельные из стратиотов одеты были в наножники и латы (тержлтщипу ка! бсЬрафу) и сидели на лошадях, защищенных латами (!л:л:о<; катсирракто<;), остальные были вооружены, смотря по средствам.33 Под более состоятельными, имевшими тяжелое вооружение, можно понимать, следуя указанию новеллы Никифора Фоки, тех, воинский участок которых ценностью был не менее 12 литр. Состоятельные стратиоты не ограничивались боевым конем, но выступали в сопровождении повозок, нагруженных необходимыми для них предметами, и стратиг Диррахия, Михаил Дермокаита, преемник Василия Синадина, возбудил против себя (в 1040 г.) бунт в войске тем, что по корыстолюбивым расчетам вздумал отнимать у стратиотов их лошадей, повозки и разное добро.34 Вообще иностранцев поражал обычай греков обременять себя при отправлении на войну разного рода скарбом, — норманны однажды воспользовались этим обычаем для своего обогащения: разбив Докиана, они захватили массу разноцветных одежд, украшения, сосуды из золота и серебра, дорогое оружие и лошадей.35 Иногда, впрочем, обычай приносил свою долю пользы, заставляя стратиотов сражаться с большей храбростью.36

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.