Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Древние и средневековые государства на территории Казахстана - Страница 10

В той же связи следует еще раз вернуться к стратиграфии зимовки-поселения Актас II. Примечательность его в этом аспекте - много-слойность: древнеусуньские культурные слои 1-Ш и 1УУ1 вв. перекрывали следы стоянки XVIII века (датируется цинскими монетами) и остатки строительных конструкций казахских зимовок Х1Х-ХХ веков. Не случайны, по-видимому, и находки нескольких черепков, близких по орнаменту к эпохе бронзы.

Эти археологические материалы, таким образом, доказывают, что на территории Казахстана и Киргизии, во-первых, наибольшее количество памятников, как правило, располагается в местах зимовок, т. е. в местах максимальной оседлости кочевых племен. А во-вторых, пункты эти, некогда избранные как наиболее благоприятные для зимовок, не менялись в продолжении многих веков, что свидетельствует не столько о преемственности культуры, сколько о схожести типа хозяйства и образа жизни последовательно сменявших друг друга племен.

Не изменялась сколько-нибудь заметно окружающая среда, оставались почти неизменными форма хозяйства и образ жизни человеческого общества. Таким образом, на самом начальном этапе перехода к кочевничеству (1Х-УШ вв. до н. э.) произошло распределение всей территории обитания племен на зимние, весенние, летние и осенние пастбища. Эти места сезонного обитания почти не менялись за весь почти трехтысячелетний период существования кочевого скотоводства на территории Казахстана. Представляется, что приведенные археологические примеры доказывают этот вывод. Поэтому можно определенно утверждать, что уже в сакское время, а тем более в усуньское, определялись постоянные места зимних пастбищ, места сезонной оседлости кочевников.

Но по археологическим данным не представляется возможным установить, существовали ли конкретно определенные места, пригодные для жительства людей и пастьбы скота в другие сезоны года: осенью, весной, летом. Таких данных вообще нет. Все выводы и рассуждения по этому вопросу, существующие в археологической литературе, являются сугубо предположительными, полученными ретроспективным методом.

Однако, если иметь в виду относительную неизменяемость всей системы ведения кочевого скотоводческого хозяйства с древнего времени до наших дней, то выводы, полученные ретроспективным методом - от позднего к раннему, должны довольно правдиво отражать существовавшую в древности действительность. Кроме того, существенную помощь в решении этого вопроса оказывают данные других наук, как ботаника и гидрология. Поэтому мы обратимся к ним.

Кочевое скотоводство того типа, которое имело место в Центральном и Западном Казахстане, построено на большой амплитуде кочевания из южных районов на север и обратно. Такое меридианальное направление кочевого пути было выработано в результате многовекового опыта наблюдения за состоянием сезонного травостоя и водных источников в степных и полупустынных просторах этих районов.

Главным естественным фактором, определяющим специфичность типа хозяйства и постоянный маршрут перекочевок, является периодичность поедаемости скудной растительности, неравномерно распределенной на огромных пространствах Центрального и Западного Казахстана.

Исключительное значение для доказательства этого тезиса имеет характеристика покрова, извлеченная из материалов Особого комитета по исследованию союзных автономных республик, собранных в 20-е годы специалистами разных профилей. Так, по сведениям И. М. Крашенинникова, в центрально - и западноказахстанских степях устанавливается такая периодичность поедаемости трав по сезонам: зимой - ковыль, жусан, кияк, солянка, кокпек, биюргун, бетеге; весной - еркер, ковыль, ебелек, кияк, кокпек, бетеге; летом - еркер и ебелек и, наконец, осенью - жусан, солянка и кокпек (Крашенинников И. М. 1927: 43).

Периодичность поедаемости трав построена, прежде всего, на сезонной смене растительных форм, являющейся природной закономерностью общей для всех климатических зон суши. Но важное значение имели также особенности, характерные лишь для зоны сухих степей, в частности, депрессия в поедаемости, которую обнаруживают растения (ковыль, еркер и другие), составляющие главную массу корма. Другая форма растительности - полынь (жусан) всех видов, являющаяся также одним из основных растительных покровов степи, совершенно не пригодна для корма в течение весны и всего лета, но становится одним из основных кормов осенью и зимой, когда мороз разрушает накопленные в ней вредные вещества.

Вторым важным фактором, определяющим переход к кочевничеству, являются естественные запасы питьевой воды, ограниченные засушливостью климата, засоленностью грунтовых вод, рек, озер. Так, например, реки Сагыз, Уил, Эмба и их притоки (Западный Казахстан) имеют пресную воду всего 2-3 месяца, а в течение остального периода времени года - непригодную для питья воду (Крашенинников И. М. 1927: 45).

Эти факторы определили, что скотоводы с наступлением тепла были вынуждены кочевать на север, где имелись хорошие злаковые пастбища и обильная пресная вода, а с похолоданием - возвращаться на зимовье в межгорные ущелья, в прибрежные заросли, в котловины песчаных барханов.

Меридианальное с юга на север и обратно направление кочевания дореволюционных казахов зарегистрировано всеми исследователями, изучавшими в разные годы хозяйство, быт и образ жизни этих кочев-ников Центрального и Западного Казахстана. Р. Карутц, в 1909 г. побывавший среди киргизов (казахов - К. А.) на Мангышлаке, отмечает, что они кочуют в полупустынных степях, расположенных в пределах от Каспийского до Аральского моря и от Красноводска на юге до р. Урал на севере (Карутц Р. 1810). Аналогичную картину наблюдал Ф. Фиельструп у казахского племени адай в Западном Казахстане. По его наблюдениям, с наступлением тепла все роды адаи покидают места зимовок, расположенные к югу от р. Эмбы, и также кочуют на север к летним пастбищам (Фиельструп Ф. Ф. 1927: 79). Такое же направление перекочевок было характерно и для казахов Внутренней Орды, хотя, как отмечает В В Востров у них протяженность кочевого маршрута составляла не более 200-250 км (Востров В. В. 1956: 16-21).

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru