Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Древние и средневековые государства на территории Казахстана - Страница 2

С 1955 по 1989 гг. К. Акишев возглавляет казахстанскую археологию, которая за эти годы из скромного академического подразделения при Институте истории, археологии и этнографии АН КазССР превратится в крупную научную школу. На ее базе в 1991 году будет открыт Институт археологии им. А. Маргулана.

Перу К, Акишева принадлежит около десяти монографий и свыше двухсот статей, написанных в разные годы и посвященных многоаспектным исследованиям по археологии Казахстана - от эпохи бронзы до позднего средневековья, венцом которых станет открытие и изучение на кургане Иссык «Золотого человека». Предлагаемая монография подготовлена к изданию в преддверии девяно-сголетнего юбилея К. Акишева Она была написана ученым незадолго до его кончины. Три ее первые главы, по сути, являются фрагментами текста докторской диссертацией, защищенной еще в советское время в форме доклада (декабрь 1987 года] в городе Москве. Завершена эта работа была уже в городе Астане, когда КААкишев, переехав в новую столицу независимого Казахстана, возглавил лабораторию археологической реконструкции Евразийского национального университета им. Л. Н.Гумелева После смерти ученого на базе этой лаборатории университет создал Институт археологии, который носит его имя и успешно продолжает научные изыскания, начатые КА. Акишевым на просторах Сарыарки.

При подготовке настоящего издания к печати мы максимально придерживались оригинала текста рукописи. Поэтому иллюстративный материал, терминологическая лексика, обороты речи оставлены так, как их подготовил в свое время сам К. Акишев.

Появлением этой книги мы поистине обязаны Марал Хабдулиной, продолжившей дело Кималя Акишева в Евразийском национальном университете, разделившей с ним последние годы его жизни и искренне любившей его не только как ученого, но и как человека.

Б А. Байтанаев, генеральный директор Института археологии им. А. Х. Маргулана, член-корреспондент НАНРК.

ВВЕДЕНИЕ

В историографии Евразии одной из малоизученных проблем является экономика и общественный строй кочевых и полукочевых племен и народностей в древние эпохи. Данный тезис сохраняет силу и на современном уровне развития исторической науки, хотя первые попытки исследования социально-экономических отношений у кочевников, преимущественно у скифов европейских, зачастую весьма плодотворные, делались еще в 30-40-е годы XX века советскими историками и археологами (Равдоникас В. И. 1932; Толстов С. П. 1934; Смирнов А. П. 1934; Артамонов М. И. 1947, 1948]. Акцент на скифское общество объясняется наличием солидного источниковедческого базиса - античного письменного и археологического.

Научные направления, намеченные в те годы, новые археологические материалы, накопленные с тех пор, новая интерпретация сведений древних авторов послужили основой дальнейших успехов в изучении отдельных аспектов скифской общественной системы или в целом всей проблемы (Граков Б. Н. 1947; он же 1971; Смирнов А. П. 1966; Тереножкин А. И. 1966; Хазанов А. М. 1975].

Но при этом, хотя результаты исследований скифского общества являются весьма обнадеживающими, многие выводы пока еще находятся на стадии гипотез, нуждающихся в дальнейших поисках и дополнительных доказательствах. Тем не менее, предлагаемые в работах скифологов направления в установлении уровня общественного развития скифов, для теоретических поисков представляются правильными. Скифский социально-экономический прогресс в значительной степени стимулировался влиянием высокоорганизованной Греции, в частности, интенсивным воздействием городов-полисов (Граков Б. Н. 1971: 10-12; Артамонов М. И. 1947: 72-73). При этом, несомненно, что роль внешнего фактора тем активнее, чем совершеннее устройство самого воспринимающего общества. Именно таким было скифское общество, стоявшее на стадии раннеклассовой организации.

Обществу савроматов-сарматов в исследованиях повезло в меньшей степени. Социологические изыскания у них ведутся по линии изучения роли женщин в обществе, поисков пережитков матриархальных отношений. Для построения концепции о низком уровне социального устройства сарматов активно привлечены все доступные доказательства: легенда об амазонках, наличие каменных алтарей-жертвенников и оружия в женских захоронениях и др. (Граков Б. Н. 1947: 100-120; Смирнов К. Ф. 1964: 200-214).

Не вызывает сомнения сама необходимость проведения и продолжения работ в этом направлении. При этом не следует упускать из виду того, что реликты былых общественных отношений могут демонстрировать недоразвитость социальных институтов, но не они определяют сущность новых, развивающихся производственных отношений. Напротив, информация, извлекаемая из археологического источника (градация размеров насыпей сарматских курганов, богатство погребального инвентаря, сопутствующие захоронения), предоставляет возможность полагать, что сарматское общество по уровню социального развития стояло не намного ниже скифского.

Предложена также первая попытка социологической интерпретации материалов из раскопанных курганных могильников, (большинство которых оказались не разграбленными) эпохи раннего железа Тувы. По А. Д. Грачу, курганы сакско-скифского времени Тувы также как в Бесшатыре, принадлежали трем социальным прослойкам: царям, родовым дружинным аристократам и низшим социальным группам (Грач А. Д. 1980: 46-48).

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.