Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Древние и средневековые государства на территории Казахстана - Страница 4

Хотя мы и ныне широко привлекаем сведения о древних усунях, имеющиеся в исторических сочинениях древнекитайских авторов, но в свете накопленных археологических данных является очевидным, что они не только неполны, но нередко противоречивы. Последнее, в первую очередь, относится к определению усуней как «чистых» номадов, постоянно (круглогодично] кочующих вслед за скотом в поисках пастбища и водопоя. В этих же источниках и в трудах комментаторов их имеются указания, хотя и скупые, что часть из них знала оседлость и имела города и поселения. Однако эти сведения не принимались во внимание в трудах наших предшественников.

Это упущение послужило причиной того, что большие знатоки древней истории востока Н. А. Аристов и В. В. Бартольд пришли к мнению, «что отыскать в настоящее время следы построек такого кочевого народа, какими были усуни, совершенно бесполезно» (Бартольд В. В. 1963: 27]. Археологические работы доказали поспешность этого вывода.

Впервые утверждения древних источников о чисто кочевническом направлении хозяйства и быта усуней были поставлены под сомнения М. В. Воеводским и М. П. Грязновым на основе находок в раскопанных захоронениях Северной Киргизии обугленных зерен, шелухи проса и каменной зернотерки (Воеводский М. В., Грязнов М. П. 1938: 178]. Однако при всей правильности рассуждений они также оставались в области теоретических предположений, так как и среди этих находок не было предметов, прямо свидетельствующих о занятии усуней земледельческим производством. Каменные зернотерки, зерна и шелуха лишь указывают на употребление в пищу продуктов земледельческого труда, которые, кстати, могли быть получены у соседей путем торговли, но не могут служить доказательством развития земледельческого хозяйства у самих древних усуней. Зернотерки - это лишь орудие переработки готового продукта земледелия, они не являются орудием обработки земли или уборки посевов, как мотыга или серп. Поэтому лишь при находке мотыг и серпов или соломы злаковых (но не зерен] можно утверждать о развитии земледелия и взращивании посевов на месте. Новые данные, указывающие, по А. Н. Бернштаму, на развитие земледелия и оседлости у древних усуней Семиречья, были получены при раскопке поселения Луговое-холм, расположенного в долине р. Талас. Вывод А. Н. Бернштама о существовании оседлости и земледелия на территории Семиречья еще в первых вв. н. э. был основан также на находках каменных зернотерок и остатков глинобитных стен строений, обнаруженных в нижних слоях стратиграфического шурфа, заложенного на


1. Топография памятников ущелья Актас с пометками Акишева К. А.


2. Поселение Актас. План жилища

Холме поселения [Бернштам А. Н. 1950: 71]. Но как можно видеть, и среди находок А. Н. Бернштама нет предметов, которые могли бы указать на существование земледелия в среде самих усуней. Бездоказательный, хотя по существу верный вывод А. Н. Бернштам строил на таких же данных, которые в свое время считал неприемлемыми догадками в утверждениях М. В. Воеводского и М. П. Грязнова [Бернштам А. Н. 1941: 37].

На новых, но аналогичных материалах, полученных при раскопках курганов, основывал свои выводы о хозяйстве усуней и Г. А. Кушаев. Он рассматривает географическую среду и увеличение количества глиняных сосудов в одной могиле как основные критерии определения форм хозяйства и его эволюции [Акишев К. А., Кушаев Г. А. 1963: 257].

Более широкие раскопочные работы, проведенные на территории Семиречья в последующие годы, дали археологические свидетельства, позволяющие рассматривать хозяйство усуней в динамике его почти тысячелетнего развития и дифференцированно для отдельных частей Семиречья, соответственно разным природно-климатическим услови-

С

1

О

*•

$

Т

„10

X

9

1

V

(

Ч

Ч

Ч

»л!

-*-

Ч

Чч

%

Ч.

V

>

X

Ч.

Ч^

у

С

Г

<

>.}

Ъ г

О 0

О

Ч.

Ч

Ч

41

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике: