Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Древние и средневековые государства на территории Казахстана - Страница 6

Если каменные мотыги, обнаруженные на усуньских поселениях, могли употребляться не только для земледелия, но и для любой формы землеройного труда, то бронзовые серпы [наличие которых у усуней доказывается находкой обломка) применялись только для уборки злаковых культур. Поэтому можно считать вполне достоверным сам факт существования посевов колосовых культур у древних усуней.

Пока у нас недостаточно данных, позволяющих установить все виды засеваемых злаковых культур. Более или менее определенно можно говорить о существовании посевов проса и ячменя. Об этом свидетельствуют шелуха этих культур, прилипшая ко дну одного из сосудов, найденного в усуньской могиле в Северной Киргизии [Воеводский М. В., Грязнов М. П. 1938: 178).

17

Инв_№

Выше отмечалось, что остатки крупных ирригационных сооружений (каналы, плотины], которые свидетельствовали бы об использовании воды таких больших рек, как Талас, Или, Кегень, Чарын, долины которых являются основными районами расселения усуней, до сих пор не обнаружены. Вероятно, их не было, так как строительство таких сложных сооружений является необходимым при засушливом климате, да и связано с более высоким уровнем социально-экономического развития.

Небольшие горные речки, питающиеся родниковыми водами, по берегам которых расположены все известные ныне древнеусуньские зимовки-поселения, использовались для полива небольших участков, находящихся в горных ущельях (рис. 4]. Но они были непригодны и не могли использоваться для орошения хлебных полей, по-видимому, расположенных на плодородных равнинах, лессовых землях долины рек (Бессонов А. И. 1925: 177-214], удаленных на 4-5 км от зимовок-поселений. Небольшой дебит воды в таких речках и сильная фильтрация в рыхлых отложениях горных местностей (Сергеева Е. И. 1925:177-214] затрудняли полив орошаемых участков, находящихся на таком расстоянии.

В горных и предгорных районах Семиречья необходимости в развитии орошаемого земледелия и не было. По заключению специалистов, при посеве зерновых хлебов лессовые каштановые почвы Семиречья, пропитанные грунтовыми водами, не нуждаются в поливе, а излишний полив даже может быть лишь вреден (Бессонов А. И. 1925: 201]. Поэтому можно предполагать, что развитие земледелия шло по другому пути. Оно развивалось как богарное «сухое» земледелие.

Развитию сухого земледелия в Семиречье способствовали климатические условия. Здесь, в отличие от остальных районов Туркестана, высок уровень выпадения атмосферных осадков, причем, максимум дождей выпадает весной и в начале лета (апрель, май, июнь], а минимум - в сентябре (Давыдов Л. К. 1925: 39-40]. В условиях Семиречья именно эти периоды благоприятны как для начала посевных работ, так и для созревания хлеба и уборки урожая.

Судя по сведениям письменных источников, природные и климатические условия древнего Семиречья ничем не отличались от современных. Так, китайский историк Бань Гу (I в. н. э.] свидетельствует, что в стране Усунь земли травянистые, климат холодный и дождливый, а в горах много хвойного леса (Бичурин Н. Я. 1950Ь: 190], что полностью соответствует современной природе Семиречья.

Поэтому, установив сам факт существования земледелия у усуней по археологическим данным, мы вправе считать, что способ ведения земледельческого хозяйства, приспособленный к местным климатическим условиям, практиковавшийся в Х1Х-ХХ вв. (Абрамов Н. А. 1867: 261; Аболин Р. И. 1929: 38-44] был известен еще древним семиреченским племенам.

В своеобразных семиреченских условиях наиболее рациональной и даже возможной формой земледелия были посевы под богару Так называемое богарное земледелие при высоком уровне выпадения осадков и естественной увлажненности почвы давало устойчивые урожаи. Можно предполагать, что под посевы обрабатывались небольшие площади земли, так как низкая производительность труда, связанная с примитивностью земледельческого орудия (мотыги], ограничивала возможности расширения посевных площадей.

Но все же каждая усуньская семья была обеспечена продуктами земледелия, главным образом, мукой и зерном, а растительная пища входила в постоянный рацион питания. Последнее убедительно доказывается находками каменных зернотерок, причем как на поселении, так и в захоронениях.

В помещениях зимовки-поселения Актас обнаружено одиннадцать целых зернотерок, а также пятнадцать обломков от них. Все они сильно изношены от долгого употребления, что доказывает применение их по прямому назначению.

Довольно часты находки зернотерок, реже мотыг, в усуньских погребениях Семиречья (Воеводский М. В., Грязнов М. П. 1938: 176; Акишев К. А., 1955:13-14, 29; Акишев К. А., Кушаев Г. А. 1963: 210, 254], что также важно для доказательства существования земледелия. Известно, что, по представлению древних племен, умерший должен был быть снабжен лишь теми предметами, которые употреблялись в быту для поддержания жизни и поэтому были необходимы для продолжения ее в каком-то ином мире. Если зернотерки считались орудием, необходимым для обеспечения умерших в якобы продолжающейся жизни, то отсюда можно сделать вывод, что они прочно вошли в быт и являлись одним из постоянных орудий, необходимых в реальной жизни. Поэтому, хотя каменные зернотерки, как уже отмечалось, являются орудиями переработки растительной продукции (зерно, съедобные коренья], а зерно могло быть получено из соседних стран путем обмена и торговли, но широкое распространение их в быту является дополнительным свидетельством существования земледелия у древних усуней,

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.