Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Древний и раннесредневековый Иран Страница - 4

Объединения, осуществлявшие такие завоевания, находились на стадии военной демократии, с вождями и племенной знатью во главе. В результате нашествий возникали громадные кочевые «империи» с весьма непрочной экономической и социальной базой и недолгим периодом существования. Таковы были общества иранских племен — персов (до образования Мидийской державы), скифов и саков — или, значительно позднее, племенные объединения сюнну, да-юэчжей и даже эфталитов.

Для понимания хода исторического развития древнего Востока в целом очень важен факт постоянного присутствия на периферии древневосточных цивилизаций «варварских» (т. е. находящихся на заведомо более низкой ступени развития) племен и пародов, взаимодействующих с этими цивилизациями. Формы этого взаимодействия и его интенсивность менялись в зависимости от 12

Конкретных обстоятельств, но при этом: 1) постоянно расширялись границы цивилизованного мира, поглощавшего все более удаленные от первоначальных центров цивилизаций народы и племена, в результате чего возникала «варварская периферия» нового порядка; 2) первоначальные центры древневосточных цивилизаций в ходе этого процесса получали новые силы для своего развития в виде притока людских ресурсов, новых территорий, новых источников природного сырья разных видов и т. д.; 3) в тех случаях, когда «варварские» народы выступали в роли завоевателей (касситы, ассирийцы, кушаны и др.), их быстрая культурная ассимиляция далеко не всегда сопровождалась принятием завоевателями форм общественного устройства, уже существовавшего в завоеванных центрах, и вследствие этого ход исторического процесса здесь постоянно замедлялся и даже иногда регрессировал.

При этом следует иметь в виду, что почти неизвестны примеры полного уничтожения старых достижений: шел сложный процесс адаптации, охватывавший все стороны общества — как экономику, так и идеологию.

В целом же поступательный процесс в развитии социальных отношений был на древнем Востоке крайне замедленным, и некоторые социальные институты (община, город-государство, сословнокастовое деление) сохранялись почти неизменными в течение тысячелетий.

Для разных моделей древневосточных земледельческих цивилизаций можно констатировать выраженное с разной силой доминирование храмово-государственного сектора в экономике на протяжении всего периода, а труд рабов в условиях застойности или, во всяком случае, довольно медленного развития социально-экономических отношений не давал значительного прибавочного продукта и поэтому никогда не занимал здесь такого места, какое он занял в античном обществе, структура которого и в этом отношении была лишь частным случаем развития хетто-ахейской модели.

Развитие материальной культуры древнего Востока — это история постепенного освоения человечеством важнейших хозяйственных и технических достижений на протяжении трех огромных этапов всемирной истории — переходной эпохи от каменного века к бронзовому, бронзового века и железного века. При этом последователь-13

Ность освоения многих достижений разными народами и обществами была примерно одинаковой, если брать каждую страну в отдельности, но, если сопоставлять их между собой и соотносить с абсолютной хронологией, окажется, что те или иные коренные перемены в сфере материальной культуры совершались у одних народов значительно раньше, чем у других. В некоторых случаях технические инновации распространялись из определенного центра с поразительной быстротой, но бывало и так, что проходили столетия, прежде чем какие-то древневосточные народы получали то, чем другие располагали уже очень давно. Очевидно, что даты появления тех или иных новинок прогресса могут быть названы, как правило, лишь широко и приблизительно, да и то главным образом для наиболее передовых (передовых именно по данному конкретному признаку) центров (обществ, стран). Хотя переход от сбора дикорастущих злаков к посеву хлеба (ячменя) совершился еще на стадии первобытного общества — между X и VIII тысячелетиями до н. э. (Палестина, Малая Азия и западные склоны Иранского нагорья), а к VI тысячелетию раннеземледельческий способ ведения хозяйства уже распространился на обширной территории — в Египте, на Дунае, на Балканах, вплоть до Южной Туркмении на востоке, — превращение общества из присваивающего в производящее еще не привело к образованию классов и государства, не создало условий для возникновения и дальнейшего прогресса цивилизации. Искусство обработки камня, поднявшееся в VIII—VI тысячелетиях до н. э. до вершин совершенства (шлифованные орудия различного назначения, вкла-дышевая техника), ткачество и плетение, возникновение гончарного ремесла и даже появление первых укрепленных стенами поселений (Иерихон в Малой Азии, Ча-тал-Хююк в Малой Азии) — таков был уровень развития материальной культуры раннеземледельческих народов Ближнего и Среднего Востока и Северной Африки, обеспечивавший их существование, но не создававший резервов, необходимых для возникновения цивилизации. Земельные участки в предгорьях — с наиболее благоприятными условиями для ведения раннеземледельческого хозяйства — требовали больших затрат труда при обработке деревянными мотыгами, а жаркий и сухой климат — даже с использованием дождевой воды и ручьев для орошения — не позволял получать высоких урожаев в самые благоприятные годы.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.