Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

История ромеев - Страница 12

Иммануила Беккера (1ттапие1 Веккег), немецкого филолога и критика, члена Прусской академии наук и Американской академии искусств и наук. Беккер издал оставшуюся часть 24-й книги и книги 25-37. Для латинского перевода были привлечены студенты Берлинской и Боннской семинарий. Таким образом, труд Никифора Григоры оказался издан полностью. Это Боннское издание34 было в 1865 году воспроизведено в Патрологии Миня35 и по сию пору остается эталонным. Его текст неоднократно переиздавался вплоть до наших дней36, вошел в электронное собрание ТЬеваигив 1лп§иае Сгаесае (ТБС), и послужил основой для переводов на новые языки, в том числе и для настоящего.

Первый из таких переводов появился в середине XIX века на русском языке и был издан Санкт-Петербургской Духовной академией под редакцией бакалавра П. И. Шалфеева37. В него вошли первые И книг «Истории». Впоследствии он был переиздан уже в нашем веке38.

Те же 11 книг вышли в конце уже прошлого века в новогреческом переводе39.

Стоит отметить также два фрагментарных перевода: на английский и русский языки. В первый, вышедший в медицинском журнале40, вошел фрагмент книги XVI, повествующий об эпидемии чумы; а во второй41 - значительная часть книги VIII.

Наконец, в 1973-2007 годах в издаваемой в Штутгарте серии «Библиотека греческой литературы»впервые вышел полный перевод «Истории», выполненный Я.-Л. ван Дитеном (]ап-Ьош5 уап И1е1еп) на немецкий язык42. Он снабжен пространными научными комментариями, в которых автор сопоставляет сведения, сообщаемые Григорой, с полученными из других источников, уточняет хронологию событий и т. д. В предисловии к своему переводу ван Дитен сообщает, что им подготовлено и критическое издание оригинального текста «Истории» с привлечением недоступных преядним издателям рукописей, но оно почему-то до сих пор так и не увидело свет.

Предлагаемый ныне вниманию читателя перевод также предполагает охватить собой все произведение целиком. Поэтому, ради стилистического единства, мы сочли нужным перевести заново и первый том, а не воспроизводить перевод стопятидесятилетней давности. Будучи, несомненно, ценным для своего времени, он, тем не менее, содержитряд неточностей. Помимо этого, и сами принципы перевода с тех пор значительно изменились. Например, Шалфеев передает встречающиеся в тексте негреческие имена и топонимы простой транслитерацией их греческого написания, в результате чего их идентификация представляет для читателя значительную трудность. В своем переводе мы приводим имена исторических лиц так, как они известны современной науке, а греческое написание выносим в примечания. Не ставя себе целью обстоятельное научное комментирование, мы/темне менее, постарались, по возможности, идентифицировать всех персонажей, включая не упомянутых по имени. Архаические топонимы оставлены в тексте, как есть, но в примечаниях даны соответствующие им современные названия. Также мы отмечали скрытые цитаты и аллюзии, выделяя их в тексте курсивом.

Здесь нужно сказать несколько слов о цитировании Библии. Как и все греческие авторы, Григора знает Ветхий Завет в версии Септуагинты, которая зачастую расходится с масоретским текстом, легшим в основу так называемого «Синодального перевода» — современной русской Библии. Поэтому приводить цитаты по последней не представляется возможным. Церковнославянский перевод текстуально близок к Септуагинте, но не всегда понятен современному человеку, не имеющему опыта чтения Писания на этом языке. Поэтому, чтобы сделать наш перевод доступным максимально широкому кругу читателей, нам пришлось пойти на компромисс, то есть, приводя цитаты по церковнославянской Библии, русифицировать их; а там, где это невозможно, самим переводить с Септуагинты. В некоторых случаях наш перевод дает даже иной смысловой оттенок по сравнению с каноническими. Это происходит тогда, когда автор, изымая слова Писания из контекста, выражает ими собственную мысль, или же когда его понимание этих слов разнится с пониманием русских и церковнославянских переводчиков.

Слова в квадратных скобках вставлены нами для ясности. Язык Никифора сложный,— особенно там, где начинаются риторические фигуры речи, обильно употребляемые в приводимых в книге публичных выступлениях, — и о смысле некоторых фраз приходится подчас догадываться, исходя из общего контекста, а иногда приходится предположить порчу текста. Такие места мы отмечаем в примечаниях, и в одних случаях даем свой альтернативный вариант перевода, а в других — прочтение этих пассажей нашими предшественниками, с коими, впрочем, не всегда соглашаемся. Также мы отмечаем некоторые особенности стиля автора: гапаксы, заимствования из других языков и тому подобное.

Сознавая, что и настоящий перевод не лишен недостатков, мы все же надеемся, что он принесет пользу и доставит некоторое удовольствие читателю, коего благосклонность призываем к нашим трудам.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.