Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

История ромеев - Страница 15

Я же и от древних мудрецов слышал, что берущиеся за перо должны подражать хорошим живописцам. Ведь они, если в оригинале присутствует какой-нибудь природный изъян, — например, если какая-нибудь часть тела будет либр меньше, либо больше, чем нужно, — стараются изображать на портрете не все в точности, но где прибавят, чтобы выявить сходство, а где и убавят, чтобы некрасивое и уродливое не запечатлевалось на картине навсегда, и чтобы природный недостаток, будучи все время перед глазами, не подавал насмешникам повода острить и смеяться. А эти надменные люди, — то ли не ведая, то ли ненавидя истину, — не только не утаили даже и малых грехов поборников истины, покрыв их молчанием, но еще и прибавили в своих сочинениях много такого, что никогда не было ни сделано, ни сказано, тем самым показав себя жестокими и беспощадными врагами истины.

И как не впасть во всякие нелепости берущимся писать о том, чему ни сами они не были свидетелями, ни сподобились своими ушами услышать от действующих лиц или очевидцев, но что пьяным языком рассказывают завсегдатаи притонов и что болтают и городят старухи? А что не против меня изощрили эти люди язык свой, и не мои извратили деяния, и вообще не против моей вооружились правды, это показывает их книга, содержащая рассеянные там и сям многочисленные похвалы в мой адрес. Это служит блестящим и очевидным оправданием мне и не дает никому подозревать меня в том, будто я так говорю в свою защиту и искореняю что-либо истинное, поскольку явно устранена причина, по которой люди предпринимают такие шаги. Но я делаю это ради истины

И ради тех, кто подвергается незаслуженным оскорблениям: ради истины, так как подвергаются остракизму ее ревнители; и ради оскорбляемых — так как невыносимо видеть, когда другие терпят несправедливость.

Имеющим досуг и целиком посвятившим его ученым занятиям, следовало бы все обстоятельно исследовать и расположить по порядку. Впрочем, мы не говорим и того, что написанное этими людьми целиком ложно, ибо в этом нелегко упрекнуть даже и тех, кто рассказывает байки, будто видел истоки Нила, или спекулирует рассуждениями о том, каковы могли бы быть антиподы. Но так как есть много различных фактов, которые эти люди переврали, и кое-каким еще можно найти многих живых свидетелей, то мы изобличим их в свете истины».

Царь, доведя свою беседу до этого места, весьма распространился затем в обличениях, говоря в полном согласии с теми из присутствующих, кто непосредственно участвовал в событиях, изображенных писателем в искаженном виде и несогласно с истиною. Но мы теперь отложим речь об этом до той поры, когда и нам придется рассматривать те же предметы, а за начало имеющей быть предметом нашего изучения истории возьмем события, последовавшие за взятием Царицы Городов, которому — увы! — подверглась она от латинян48. И о том, что сделано было раньше наших времен и передано нам людьми, значительно превосходящими нас, мы скажем кратко: с одной стороны, потому что большая часть уже рассказана другими; с другой же — чтобы как-нибудь и самим не оказаться перевирающими историю. А то, чему мы лично были очевидцами, попытаемся изложить подробно и обстоятельно.

2. Итак, по взятии Константинополя латинянами, случилось ромейской державе, подобно большому кораблю, обуреваемому свирепыми ветрами и морскими волнами, распасться на множество обломков и частей, и разные правители, которым выпал жребий разделить ее между собою, правили в разных ее частях, как придется, пока, наконец, Феодору

Ласкарису49 не удалось быть провозглашенным царем в Ни-кейской митрополии, в возрасте тридцати лет. Тогда многие прибегли к нему (одни, будучи побеждены, а другие — сами добровольно приняв уничиженный вид), за исключением Алексея Комнина50, имевшего под своей властью земли Колхиды, и еще того, который в Европе управлял Фессалией и областью, названной древним Эпиром, то есть Михаила Комнина, из дома Ангелов51. Ибо эти [два мужа], жившие дальше всех от столицы и получившие в удел самые, можно сказать, концы Ромейского государства, диаметрально противоположные, и к тому же изрядно полагавшиеся на тамошние твердыни, тиранически захватили власть и укрепились даже до настоящего времени, передавая ее своим детям и потомкам, словно какое-нибудь отцовское наследство.

Была весенняя пора, когда латиняне разорили столицу. Они разделили ее между собою на три части: одну получил Балдуин, граф Фландрский52; другую - Людовик, граф Блуасский53; третью — маркграф Монферратский54. Последний один объявлен был королем (фг]4) Фессалоники и территорий, лежащих за ней, а императором (раочАеис;)55 из них был провозглашен Балдуин. Он немедленно выступил в поход на западные города, рассеянные около Фракии, и в самое короткое время покорил их все. А маркграф Монферратский, дойдя до Фессалоники и овладев ею, очень легко, как пламень, оттуда распространился на все лежавшие впереди села и города, покуда не вторгся и в самый Пелопоннес. Так успешно в этом году шли дела латинян.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.