Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

История ромеев - Страница 16

На следующий же год они мечтали продвинуться и на восток и покорить себе все тамошние провинции, чтобы у ромеев не осталось более никакой надежды восстановить свое царство. И когда настала весна, латинские войска начали уже подготовку к тому, чтобы переправиться на восток с самим Балдуином во главе. Очень может быть, что они и переправились бы, и ввергли бы в конечную погибель оставшихся ромеев, если бы, подобно неожиданному удару грома, не поразили их и не сдержали их движения вести из Болгарии.

Дело в том, что брат и преемник первого Асеня56, Иоанн57, собрав войско из всех бывших под его властью болгар и прибавив к ним немалое число наемных скифов с северных берегов Истра58, решил, что настал очень удобный момент для нападения на фракийские села и города, так как ромеи теперь в большой тревоге и смятении, а латиняне озабочены более важными делами.

Потому-то, находясь в такой крайности, Балдуин и те, что разделили с ним власть, сочли нужным взять все наличные силы латинян и спешно выдвинуть их вплоть до пригодных для конных сражений равнин Орестиады. Здесь сошлись в бою отборные войска с той и другой стороны, и с обеих сторон быди большие потери убитыми, потому что все дрались отважно и долгое время. Затем болгары отступили: не знаю, потому ли, что не могли больше выдерживать тяжелого вооружения латинян, или потому, что хотели по обычаю заманить их в засады, что более вероятно. Ибо, когда преследование простерлось уже далеко, из засад выскочили скифы; как будто по соглашению с ними обратились назад и болгары, и, совершенно неожиданно окружив врагов, они вместе принялись безжалостно стрелять, колоть и рубить их, покрыв землю кровью и трупами.

Латинян было убито множество, потому что по причине тяжести вооружения они не могли противостоять частым и молниеносным атакам и наскокам скифов. Были и те, кого скифы брали живыми; в числе их был взят в плен и Балдуин. А Людовик, граф Блуасский, пал в бою. А венецианский дож Энрико Дандоло59 с горстью людей спасся бегством, но спустя немного времени и он умер от ран, полученных в сражении60.

Между тем множество болгар и скифов, насытившись богатством и добром латинян, их лошадьми и роскошными повозками, бодро двинулось вперед, не встречая уже себе никакого сопротивления. Поэтому одни фракийские города добровольно отдались Иоанну; а другие — большинство — были взяты силою, и жители их были обращены в рабство, а стены разрушены до основания. Таким образом Иоанн легко разорил все вплоть до Фессалоники и Македонии и из сел, городов и крепостей сделал почти, как говорится, скифскую пустыню.

3. Между тем император Алексей61, который из страха перед латинянами удалился из Византии, тайно бежав62 и скитаясь по Фракии, был и сам схвачен маркграфом Монферратским и, лишенный им всего богатства, какое имел при себе, был отпущен брести дальше нагим и долгое время скитался по Ахайе и Пелопоннесу. Потом он услыхал, что его зять по дочери Феодор Ласкарис воцарился в восточной части империи, и что ему принадлежат уже не только Вифиния и приморские области небольшой протяженности, но что он простерся уже далеко в средину материка и образовал очень обширные владения, начинающиеся с юга от Карии63 и реки Меандра и простирающиеся к северу до Галатийского Понта64 идо самой

Каппадокии, но не воздел в благодарении руки свои к благодетелю и человеколюбцу Богу, укротившему бурю многоначалия и, сверх всякого ожидания, открывшему спасительную пристань тем из ромеев, кто спасся от невзгод и треволнений, произведенных латинянами, и ему самому подавшему успокоительную надежду и отдохновение от продолжительного скитальчества и многих трудов, а счел это дело ужасным и целиком предался зависти и ревности, и, коротко сказать, стал собираться с силами для битв и пролития родственной крови.

И вот он переправляется Эгейским морем в Азию, тайком пробирается к предводителю турок Гийас ад-Дину65, проживавшему в то время в окрестностях Атталии66, и предстает перед ним жалостным просителем, умоляя восстановить его в царском достоинстве, напоминает о старой дружбе, когда-то существовавшей между ними, и, заливаясь слезами, трагически изображает свои недавние злоключения, и, наконец, обещает горы золота. Варвар же, поддавшись на обещания денег и возмечтав о прочем, и о том, какие выгоды бывают от войны с иноплеменниками, собирает свои войска и отправляет к царю Феодору послов со страшнейшими угрозами, [обещая привести их в исполнение] если тот немедленно не уступит тестю Алексею царский престол.

Император поначалу, услышав такое, сильно было смутился, но, быстро взяв себя в руки, возложил надежды на Всемогущего и отпустил послов ни с чем, а сам принялся за дело и собрал свое войско, которое, конечно, было весьма мало, если сравнивать его с персидским, и не могло соперничать с ним, но, в соединении с божественной помощью свыше, было во много раз сильнее.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.