Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Китай и Центральная Азия до эпохи Чингисхана - Страница 11 Средние века

Человеческое общество адаптировалось к новым условиям жизни с помощью организации больших общественных работ. Начало этих работ обусловлено растущим значением идеологических представлений в жизни коллектива. Конечно, идеология могла процветать лишь в условиях изобилия, а это изобилие достаточно стабильно поддерживалось приростом пищевых запасов. Однако сам по себе процесс перехода от кровно-родственной семьи, кровно-родственных общин к общинам соседским и к общинам, существовавшим на взаимных договорных началах, очень быстро зашел столь далеко, что человеческие отношения перерастали из стадии межличностных в межсемейные, межобщинные и т д. Все эти новые виды отношений требовали новых норм для их гарантированного продолжительного развития. Вопрос обеспечения всевозможных осложняющихся договорных отношений нуждался в создании каких-то институтов и механизмов, утверждающих прочность, надежность и длительное действие гарантий. Собственно, эти моменты в человеческом обществе вступили во взаимодействие с очень сложным и многомерным процессом формирования идеологических представлений, связанных с понятиями высшей справедливости, высшего начала, которое будто бы определяет и утверждает характер взаимоотношений между людьми и карает людей и коллективы за нарушение созданного общепринятого порядка.

К сожалению, далеко не повсеместно сохранились тексты древнейших законодательных установлений, принятых в ранних гуманитарных сообществах. Но все сохранившиеся показывают, что законы и их применение зависят от богов, которыми они даны, следящих за их исполнением и строго спрашивающих с каждого члена коллектива и с глав этих коллективов за любое отклонение от них или нарушение их. Раз установившийся порядок путем научения последующих поколений получал временную протяженность. Тем самым создавалась устойчивая традиция управления, власти, распределения общественных обязанностей, естественное биологическое и гуманитарное начало в жизни семей и иерархические отношения в более крупных коллективах. Насколько были отработаны при этом взаимоотношения вне семейных групп внутри самих коллективов — вопрос наиболее спорный при исследовательской работе по реконструкции общественных отношений прошлого. Конечно, каждая структурная единица, какой являлся автаркичный, самоуправляемый крупный человеческий коллектив, разрабатывала свои законы, обусловленные массой жизненных коллизий, зависящие от объективных условий существования, и говорить о том, что человечество сразу же пришло во всех своих группах и сообществах к единому комплексу убеждений и взглядов на общество, на управление, на семью, на жизнь и смерть, — не приходится. Все это было достаточно своеобразно и разнообразно у разных человеческих групп. Но, пожалуй, несколько законов оказываются общечеловеческими. Это показывают примеры из разнообразных регионов, связанных с очень разными жизненными условиями. Причем, примеров, не вырванных из их естественных коллективных контекстов, а прямо вырастающих из этих контекстов.

Во-первых, человечество определенно стремилось закрепить в сознании всего сложившегося сообщества целый ряд представлений, трактующих о том, что коллективное выживание возможно только при соблюдении уже ставших общепринятыми норм. То есть при строгом следовании уже устоявшимся, проверенным и долго живущим традициям.

Второе положение, которое спонтанно возникало уже на виду у исследователей-этнологов в разных новообразованных человеческих коллективах, в частности, в крупных племенных организациях индейцев Северной Америки, было связано с присущим, как оказывается, человеку стремлением к сохранению не только своей жизни, но и жизни окружающих и близких людей. Все древние законы очень строго карают два проступка: первый из них убийство членов своего коллектива, второй — нарушение принятого общественного законодательства. Здесь человек пускается на достаточно смелые эксперименты, связанные с тем, чтобы обеспечить в сознании группы представление о том, сколь жестоки и неотвратимы могут быть кары богов за эти нарушения. Именно эти догматические представления показывают то огромное значение, которое придают люди доказательствам действенности и всемогущества божественной воли.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.