Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Китай и Центральная Азия до эпохи Чингисхана - Страница 7 Средние века

В археологии существует сравнительно немного надежных способов определения конкретной хронологии вещей. Наиболее представительно в качестве хронологических обоснований стратиграфическое соотношение функционально и формально сходных изделий. Надежно также и сопоставление изделий, в тех же смыслах аналогичных друг другу. Но в последнем случае вопрос о размахе хронологических колебаний должен определяться стойкостью этнических производственных традиций, могущих оставаться относительно неизменными в течение столетий, что создает очень значительный размах колебаний в пределах либо целых археологических культур, либо их определенных этапов, а тем самым трудности для определения хронологии конкретных вещевых находок.

Для уточнения дат возможны два достаточно перспективных пути, связанные с тем, что после исследований О. Монтелиуса получило название «типологического метода». В основе типологического метода лежит выделение групп синхронных вещей, обнаруживаемых в постоянно повторяющихся взаимосвязях. Такие синхронные группы я предлагаю именовать «функциональными комплексами». Сравнительный анализ функциональных комплексов в пределах одной культуры дает представление о динамике изменений самого ремесленного производства, мелких перемен в производственной технике. В свое время Монтелиус крайне неудачно сравнил эти изменения с эволюционными изменениями биологических организмов, что создало достаточно сложную ситуацию, вызвавшую очень большие полемические противоречия в научной среде и помешало нормальному развитию теории и практики типологического метода. В действительности, изменение вещей, их типология полностью подчинены особенностям развития технической культуры коллектива, проявляющимся в организованной ремесленной производственной практике. Это положение выдвинул и развивал в течение значительного периода ХГХ в. старший современник О. Монтелиуса — Готфрид Земпер (1803—1879), архитектор, предтеча ряда направлений культурологии, промышленной и «социальной» эстетики. (Далеко не случайно выбран этот последний, непривычный, термин. Приходится учитывать насколько сильно отразилось на исторических исследованиях время жизни самих ученых, их творческие судьбы и отстаиваемые ими установки. Никогда со времен Ренессанса наука и искусство не попадали в столь сложные ситуации, связанные с политическими воззрениями специалистов, их ориентацией в различных сферах современной им науки, степенью их образованности, пристрастиями, а еще важнее — с кипением массовых страстей во всех странах тогдашнего культурного мира, далеко не всегда даже объяснимым рационально.) То есть все изменения, которые происходят с вещами, с их формальными и функциональными особенностями, полностью зависят от творческих замыслов человека и от используемых им в процессе организованной трудовой деятельности приемов. Если смотреть на развитие определенных серий бытовых изделий, орудий труда и даже ритуальных предметов с позиций их изготовления, то при наличии массовых материалов, включающих достаточно обширные функциональные комплексы, удается прослеживать реальные хронологические перемены, происходящие с вещами в зависимости от того, в какую эпоху данной культуры эти вещи произведены.

При составлении этой работы неизбежно проявлялись определенные личностные черты исследователя. За более чем пять десятилетий занятий исторической наукой производственный диапазон автора постепенно расширялся от интереса к истории Древнего мира, Античности, средневековой Руси и Востока до исследований исторических процессов в Евразии от времени становления человечества до многих проблем современной политической жизни. Но помимо самого процесса расширения исторических интересов, естественно, приходилось осваивать и многие другие отрасли гуманитарных наук, которые в отношении к истории могут рассматриваться как прикладные. Естественно, речь не шла о самостоятельных научных работах в области геологии, географии, палеозоологии и многих других научных дисциплин, непосредственно связанных с историческим знанием. Эти науки участвовали в основном в процессе работы как прикладные по отношению к изучению исторических явлений и процессов. Естественно также, что достаточно углубленно по мере расширения исторического диапазона мне приходилось работать с лингвистическим, антропологическим, социопсихологическим и социологическим материалом. Все это в конце концов привело к определенному, уже индивидуальному, личностному синтезу научных знаний, которые объединились в широкую сферу гуманитарных наук с некоторым уклоном в культурологические обобщения. Таким образом, сейчас я могу представить синтетическую картину многих областей исторической жизни значительных евразийских территорий в свете той программы, которая была задана сферой интересов и прямых направлений исследований.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.