Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Китай и Центральная Азия до эпохи Чингисхана - Страница 9 Средние века

В гуманитарных науках не стихают изощренные методологические, да и практические споры, касающиеся вопросов стабильного или подвижного образов жизни в связи с заселением современной ойкумены. Очень многое в этих спорах имеет догматический характер, а многое также обусловлено специфическим подходом определенных научных школ и групп к вопросам заселения, прежде всего, Евразийского материка. Думаю, что здесь не следует делать упор на представления о стабильности или миграционной подвижности человеческих масс: на сегодняшний день уже в материальном виде представлены многие вариации ответов на реальные ситуации, которые испытывало человечество в процессе освоения своего видового пространства.

Пожалуй, одной из особенностей человека как биологического вида оказалась именно его способность преодолевать естественные природные пределы, которые обычно поставлены в отношении всех животных биологических видов. Вид в естественной среде ограничен климатическими условиями, а шире — условиями среды, дающей прежде всего возможность прокорма и воспроизводства в естественных условиях. Человек, благодаря созданию своей культуры, сумел преодолеть рубежи, обозначенные для него, с одной стороны, его биологическими свойствами, а, с другой стороны, теми природными рамками, в которых эти биологические свойства могут в неугнетенном виде развиваться. Тем самым уже в глубочайшей древности человеку удалось преодолеть один из тяжких барьеров, стоящих перед распространяющимися и, в конце концов, исчерпавшими свою экологическую нишу биологическими видами (что связано с нарастанием демографических объемов и созданием стесненных условий обитания). Именно культура вывела человечество из этой тупиковой ситуации и пока позволяет балансировать на краю пропасти, имя которой «перенаселенность».

Понятие человеческой культуры практически оказывается чрезвычайно многозначным. Определенные ограничения в это понятие можно вводить, исходя из тех целей и потребностей, в связи с которыми или в пределах которых мы обсуждаем этот гигантский гуманитарный феномен. Говоря о началах человеческой культуры, под ней мы понимаем действия, восприятия и оценки первобытного человека, которые он давал окружающей его действительности, исходя уже не из биологического инстинктивного опыта, а из опыта, приобретаемого в процессе рационального познания окружающего мира, в минимальной степени зависящего от чисто биологических, инстинктивных представлений (если только это можно назвать представлениями). Человек перестраивал свой внутриколлективный мир в соответствии с потребностями, возникавшими в его сознании в связи с образованием новых коллективов, основанных уже не на чисто биологическом родстве; в связи с новыми формами занятий, что подсказывались потребностями в организации жизненных условий, пищевого обеспечения, безопасности коллективного проживания, комфорта в воспроизводстве и воспитании подрастающих поколений. Их, в свою очередь, в целях самосохранения коллектива необходимо было обучать новым для вида действиям и представлениям, обеспечивающим выживание вновь складывающегося человеческого общества не только в пространстве, но и во времени. Все эти действия, связанные с передачей опыта, получали отражение в коллективной памяти данного общества, в конце концов, при определенной стабильной обстановке и устойчивости коллектива, превращавшейся в бытовую, общественную и производственную традиции. Практически традиция заменяла собою инстинкт во всех действиях человека, производившихся в сферах сугубо гуманитарной деятельности. Именно традиция формировала духовную составляющую культуры. Однако рационализация человеческой умственной деятельности и постоянный поиск соотношений и соответствий между этой деятельностью и полезными результатами труда приобретали системный характер, превращаясь в очень важный раздел человеческой культуры, а именно в ее духовную составляющую, которая достаточно рано начинает обретать сложные и самостоятельные формы, диктуя обществу, а через него и его отдельным членам, различного рода замыслы и предложения для реализации в материальных формах, способных так или иначе повлиять на различные проявления материальной культуры и ее разновидностей, ценных и полезных для общественной и индивидуальной жизни. В духовной составляющей человеческой культуры складывается представление об архетипах, характеризующих духовные запросы и потребности в возникновении новых материальных форм жизни, облегчающих, корректирующих или изменяющих в сторону большей простоты, комфортности или эффективности осуществление определенных бытовых, производственных и социальных процессов.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.