Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Латинская Романия - Страница 11 Средние века

Венецианская колонизация, как и генуэзская, в основном носила торговый характер^^. В ней участвовало довольно ограниченное число людей, оседавших на постоянное жительство в колониях и факториях. Наиболее интенсивно осуш, ествлялась военная колонизация Крита, хотя и она не была массовой. По оценкам Ф. Тирье, к 1211 г. на острове было 1080, к 1252 г. — немногим более 2000 коренных венецианцев, к концу XV в. — 7000. Д. Якоби оценивает колонизацию XIII в. еш, е скромнее: к 1252 г. — 640 колонистов, некоторые — с семьями. В целом, по данным Ф. Тирье, возможно даже несколько завышенным, на Ионических островах и Корфу венецианцы составляли половину населения, или 1-1,5 тыс. человек, в Короне и Модо-не 10 тыс. (включая и «натурализованных» венецианцев, т. е. местных жителей, получивших венецианские привилегии), в Константинополе — 2 тыс. человек, в Тане и Трапезунде — 800. В середине XIV — середине XV в. в Венецианской Романии жило около 20 тыс. западноевропейцев^^ . Постепенно на подвластных Венеции территориях Латинской Романии возрастало присутствие западноевропейцев невенецианского происхождения (каталанцев, фламандцев, выходцев из разных городов Северной Италии и Южной Франции)^'*.

В Генуэзской Романии число выходцев из Лигурии было значительным в крупных городах, как Пера и Каффа, на Хиосе, но и там генуэзцы оставались в меньшинстве, по сравнению с местным греческим, армянским, татарским и иным населением. Вместе с генуэзцами в процессе колонизации принимали участие и переселившиеся в Геную жители других североитальянских городов. Однако преобладание среди переселенцев на Восток лигурийцев было значительным^^. Относительно многочисленным, от 25 до 30 тыс. человек, было лае del Piemonte ai nuovi mondi oltre gli Oceani». Alessandria, 1993. T. 1. P. 249-261; idem. Genois et Pisans en Orient (fin du Xllle-debut du XlVe siecle) // Genova, Pisa e il Mediterraneo tra Due — e Trecento. Genova, 1984. P. 179-209; Balletto L. Piemontesi del Quattrocento nel Vicino Oriente // Rivista di storia, arte e archeologia per le provincie di Alessandria e Asti. Annata XCIX, 1990. P. 21-108.

Stdckly D. Aspects de la «colonisation venitienne»: commerce d'Ёtat et mobilite sociale au XlVe siecle // Le Partage du monde. Ёchanges et colonisation dans la Mediterranee medievale / sous la direction de M. Balard et A. Ducellier. Paris, 1998. P. 49-61.

Thiriet F. Recherches sur le nombre des «Latins» immigres en Romanie Greco-Venitienne aux Xllle — XlVe siecles //Byzance et les Slaves. Paris, 1979. P. 421-436; Jacoby D. La colonisation militaire Venitienne de la Crete au Xllle siecle. Une nouvelle approche // Le Partage du monde... P. 297-313.

Dourou-Iliopoulou M. AuTiKoi отг| PeveioKpaioupevri Pcopavia (Кр^тг), MeGcovri, Kopcovri) аяб TO 1261 co(; xo 1386. PeviKii 8яюк6яг|ОГ| // Thesaurismata. 1997. T. 27. I. 37-64.

Balard M. Les Genois en Crimee aux Xllle-XIVe siecles // АП. 1979. T. 35. P. 2-1-217; idem. La Romanie... T. 1. P. 229-269; Racine P. De la plaine a la mer: les gouvernements communaux et les problemes d’emigration outre-mer // Le Partage du monde... P. 9-21.

Тинское, в XIII-XIV вв. преимущественно французское, население Кипра. Однако, и в этом случае оно не превышало четверти всего населения острова^®.

Малочисленность завоевателей делала их господство непрочным. В условиях, когда создавались очаги сопротивления их власти, в Малой Азии и на Балканах образовывались греческие государства, объявлявшие себя наследниками Византии, латинские правители должны были идти на уступки: поддерживать и консервировать старые общественные отношения, временами смягчать религиозный гнет и все шире привлекать к сотрудничеству греческих архонтов, включая их в новый господствующий класс в качестве его особого слоя^'^. Там, где устойчивого союза хотя бы с частью прежнего господствующего класса не удавалось достигнуть, господство «франков» становилось особенно шатким. Так, например, император Балдуин I изначально в самой резкой форме отклонил предложение византийских чиновников и воинов служить ему как новому государю, а затем столь же неосмотрительно отверг мирные предложения болгарского царя Ка-лояна^®. Это привело к страшному разгрому его войск при Адрианополе (1205 г.)^^, поставившему Латинскую империю на грань катастрофы. Преемник погибшего Балдуина Генрих I, умный и осторожный политик, меняет курс, стремясь привлечь на свою сторону жителей Константинополя. Он назначает правителями областей греческих архонтов Феодора Врану, Георгия Феофилопула и др. Становилось очевидным, что латинское господство не могло существовать без сотрудничества местной знати. А на то, что у ее части имелись такие настроения, указывает так называемое письмо греков к Иннокентию III (1204 г.)‘^°. И тем не менее в самой Латинской империи такого союза с греческой верхушкой не сложилось: преемники Генриха I с крайним недоверием относились ко всем грекам. Балдуин II, в частности, в письме к французской королеве Бланш в 1243 г. с жаром уверял, что не пользуется никакими советами греков и прислушивается лишь к мнению «знатных и добрых мужей Франции», которые находились при нем. Слухи же о том, что у него было два советника-грека, ложны'*^.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.