Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Марко Поло - Страница 18 Средние века

Более чем любой другой портовый город, Венеция строит свое благосостояние и обогащается именно с помощью людей, приехавших или вернувшихся издалека. Совсем рядом с новььм жилищем Поло — богатый рынок Риальто, куда крестьяне приносят корзины с яйцами, плетеную обувь, домашнюю птицу. Сюда, прямо на пирс Большого Канала, приходят тюки с пряностями и красителями с Востока. Рядом расположена маленькая площадь Сан Джакомо, тесно окруженная кирпичными домами. За остановку на этой пристани Венеция вскоре поднимет цены для галер из Греции или Сирии. Здесь множество путешественников из Константинополя, торговцы из Германии, посредники знатных семей, владеющих железными и серебряными рудниками и шахтами. Здесь, вокруг монументального караван-сарая (постоялого двора) теснятся лавки и склады, останавливаются караваны мулов. Здесь происходят торги и ссоры, взимаются налоги, лодки уносятся течением в море. Сюда пристают корабли, вернувшиеся из сложной средиземно-морской навигации. Все это — Риальто. Именно это место выбирают Поло после долгого путешествия. Кажется, сюда устремился весь мир.

Глава II

ВЕНЕЦИЯ И ВОСТОК

Другая Венеция

В два очередных больших путешествия семья Поло отправляется не из Венеции, а из своих восточных «филиалов». Никколо и Маттео принадлежали к колониальной обшине латинян (Latins), прочно обосновавшейся на восточных берегах Средиземноморья и далее — в портах Черного моря, караван-сараях мусульманских городов Ближнего Востока, даже Персии. Их предприятие осуществляется в типично восточном контексте и тесно связано с политическими изменениями и катаклизмами как в греческих колониях в Эгейском море, так и в Азии.

Учитывая нестабильность политической обстановки в тех регионах, которые иследовали Поло, странствия и труды двух, затем трех венецианцев мы рассматриваем не как ужасно рискованную авантюру в поиске случайной выгоды, попутно сопровождавшуюся изучением стран. Это предприятие абсолютно логичное с чисто экономической точки зрения.

Это никоим образом не приступ безумия и не прыжок в неизвестность. Поло трезво изучали

Политическую и экономическую конъюнктуру, рассматривали и учитывали месторасположение и возможности венецианского Востока, этих колониальных земель, этой другой, «новой Венеции».

Вся история города, находящегося в заливе, начиная с его основания, носит отпечаток цивилизации Востока, сначала из-за своей подчиненности, а затем благодаря союзу с Константинополем.

Со времен упадка Западной Римской империи потоки беженцев, пришедших из внутренних городов, из Падуи, Тревиза и Удине, готы, венгры, и, наконец, ломбардинцы, вынуждены были искать прибежища на островах и в прибрежных городках, которые находились под защитой и в зависимости от Византийской империи, владеющей пока еще экзархатом (провинцией) Равен. В течение долгого времени греческие офицеры (экзарх — «учитель солдат») управляли этими маленькими романовизантийскими городами нижней Венеции. Одно из этих сообществ получило имя Гераклеи в честь императора Геракла. Позднее, несмотря на воззвание первого дожа (после вторжения франков под предводительством Пепина Короткого в 751 году и войн, которые вел Карл Великий) и имперские амбиции, все дожи упорно сохраняли независимость от правящей верхушки Италии и прекрасные отношения с Византией, охотно ставя себя в положение привилегированных подданных греческой и. мперии: таков был венецианский Восток в XIII веке. Они получали титулы при дворе византийского императора (pat-rice, protosebaste), иногда перенимали обычаи и церемониал, даже получали пенсию золотом.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.