Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Рыцарство Страница - 6

«Оп! епе (!е сИеуа1епе» - чрезвычайно интересная поэма. Тот факт, что Юг проводит по всем ступеням посвящения в рыцари именно Саладина, свидетельствует о том, как далеки взгляды автора данного произведения - хотя действие и происходит в Святой Земле - от военного рвения и религиозного пыла крестоносцев, которое Бернар Клервоский воспевал как идеал рыцарства. И хотя обряд это христианский и неофиты, избравшие путь рыцарства, изображены как идущие к своему спасению прямиком в райские кущи, описываемое в поэме посвящение в рыцари представляется ритуалом исключительно светским, совершенно не требующим участия священника и наличия церковного алтаря. Особый упор делается на то, что рыцарь должен блюсти строгую дисциплину в отношении своей плоти - возможно, это отголоски восхищенных отзывов Иоанна Солсберийского о суровом воспитании римских воинов - однако сам дух поэмы ближе к идеологии рыцарских романов: выделяются две основных рыцарских добродетели - верность и почтительное служение даме. Не мене важны также смелость и доблесть (чем Юг особенно приглянулся Саладину, так это своей доблестью; султан считает его истинным preudhomrne, то есть героем). А кончается поэма реверансом такому человеческому качеству, как великодушие (largesse), ибо в конце Саладин освобождает Юга и отсылает его домой, дав ему из своей султанской казны столько денег, сколько тот должен был уплатить в качестве выкупа.

Первые два завета из тех четырех, что назвал султану Юг, - что рыцарь, во-первых, должен избегать неправого суда и предательства и, во-вторых, почтительно служить всем представительницам женского пола и оберегать их - напоминают две классические темы различных романтических историй, часто встречающиеся в литературе. Однако же описанный в поэме обряд посвящения принадлежит безусловно миру реальному, а не миру вымысла: известно, что множество людей действительно прошло обряд посвящения в рыцари, подобный описанному в поэме, и широкая популярность поэмы свидетельствует о том, что интерпретация в ней символики данного ритуала была, по всей видимости, всем хорошо понятна. Описание этого обряда служит отличным свидетельством тогдашних представлений о том, что такое рыцарство.

Итак, автор «Огііепе» нам неизвестен; и напротив, мы довольно много знаем о Рамоне Луллии, авторе второго выбранного нами трактата о рыцарстве.20 Его отец был соратником Хайме Завоевателя, короля Арагона, в сражениях с маврами за Майорку, и король пожаловал ему за это земельные владения близ города Пальма (Ла Пальма ди Майорка), которые его сын и унаследовал. Молодой Рамон рано поступил на королевскую службу, став сподвижником, а затем и сенешалем Хайме II Арагонского, впоследствии ставшего королем Майорки, младшего сына Хайме Завоевателя, который некогда покровительствовал отцу Рамона. В юности восхищенный достоинствами рыцарей Рамон писал песни, подражая трубадурам, и вел, по слухам, весьма распутную жизнь. Он женился, но жене своей верен не был: «О Боже, женская краса была чумою для меня и страшным искушеньем,» - пришлось ему признаться много лет спустя.21 Но однажды, сражаясь с рифмами очередного лэ, которое писал для тогдашней своей любовницы, Рамон поднял голову и увидел справа от себя «на кресте висящего Иисуса».22 Он оставил занятия поэзией и отправился отдыхать; однако неделю спустя, когда он снова бился над той же поэмой, видение Иисуса повторилось. Оно повторилось и еще три раза, и тогда он наконец сдался, уступил тем требованиям, которые предъявлял ему настойчивый призрак, и оставил прежнюю жизнь. Произошло это в 1263 Г. А призван он был, как оказалось, заняться обращением мусульман в христианство - не больше и не меньше. Рамон погрузился в изучение латинского и арабского языков, а с 1276 г. стал преподавать в Школе францисканцев в Мирамаре, основанной (несомненно, по его собственному предложению) старинным другом Рамона королем Майорки Хайме II. Далее жизнеописание Рамона Луллия представляет собой серию необычайных историй о его бесчисленных путешествиях: о пребывании среди ученых Парижа и Монпелье, а также в других местах, о весьма плодотворном литературном сочинительстве и о тех книгах, где он предпринял попытку изложить свои не слишком ясные философские воззрения. Жизнь его оборвалась в 1316 г. в Северной Африке, на площади городка Бужи, где его насмерть забили камнями те самые мусульмане, которых он явился обращать в свою веру. Тогда ему было уже за восемьдесят.

«Libre del ordre de cavayleria» явно написана Луллием уже после его отречения от своей прежней, веселой и распутной, жизни, однако до основания Школы в Мирамаре, чему в книге имеется немало свидетельств.23 Это книга о путешествиях, в пространных описаниях которых автору удалось сказать куда больше, чем если бы он излагал свои мысли в более сжатой, компактной форме. Как и «Ordene de chevalerie», книга Рамона Луллия имеет форму занимательной истории о благородном оруженосце (т. е. юноше, еще не посвященном в рыцари), который, пробираясь по лесу к королевскому дворцу, где он (вместе со многими другими) и должен пройти обряд посвящения, теряет дорогу и, заблудившись, обнаруживает одинокую хижину престарелого отшельника. Как выясняется, отшельник этот в течение многих лет носил рыцарские доспехи, но впоследствии удалился в леса, желая провести остаток жизни в молитвах и размышлениях. Узнав, куда и зачем направляется молодой путник, отшельник обнаруживает, что тот на удивление несведущ в плане своих будущих обязанностей рыцаря, и начинает читать ему разные отрывки из маленькой книжки, разъясняющей само понятие рыцарства. Эту книжечку он затем и дарит юноше, дабы тот мог отвезти ее в королевский дворец и показать всем тем, кому предстоит пройти обряд посвящения в рыцари. Разумеется, заветная книжечка и есть сочинение самого Рамона Луллия.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru