Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Византийский гуманизм - Страница 3 Средние века

И. Медведев

1 января 1997 г Санкт-Петербург

ВВЕДЕНИЕ

Западноевропейский гуманизм как характерное для эпохи Ренессанса социально-культурное явление известен всем. Будучи издавна предметом ожесточенных споров, он тем не менее мало у кого вызывает сомнение в отношении самого факта существования. Что касается византийского гуманизма, то здесь все обстоит иначе. Можно назвать сколько угодно примеров употребления историками термина «гуманист» при характеристике тех или иных представителей византийской культуры, но почти всегда это понятие используют не столько в научно-терминологическом плане, сколько в качестве оценочной категории.' Когда же речь заходит о византийском гуманизме как таковом, сразу возникает масса недоразумений, и чаще всего авторы работ, в которых этот вопрос ставится, с помощью ряда оговорок спешат отделаться от него, как бы боясь скомпрометировать себя столь несерьезным занятием, или же переводят вопрос в плоскость чисто формального употребления термина «византийский гуманизм». Примером последнего является работа Лемерля. «Мне известны, — говорит он, — дебаты, старые и новые, о терминах „гуманизм" и „Ренессанс" и о двусмысленности этих понятий. Не входя в дискуссию, я использую эти слова в их общем и щироком значении».^

' Уже Крумбахер называл некоторых византийских ученых гуманистами, хотя считал, что Византия никогда не знала своего «века гуманизма, подобно итальянскому» (Krumbacher К Geschichte der byzantimschen Litteratur Munchen, 1897, S 21, cf S 18 (подчеркивается, что в палеологовский период «все отчетливее проявляются стремления, которые образуют непосредственную Vorschule западноевропейского гуманизма»), S 276 (Анна Комнин названа «гуманисткой»), S 454 (Мосхопул, Плануд и другие «грамматики и риторы» налеологовского периода названы предшественниками «греко-итальянского гуманизма»), S 482 (Хумн — один из предшественников «грекоитальянского гуманизма»), S 500 (Плануд, Мосхопул, Феодор Метохит — «подготовители» европейского гуманизма), S 501 (подчеркивается, что вознамерившийся написать историю гуманизма должен вернуться к Мосхопулу, Плануду и еще далее — к Пселлу, Арефе и Фотию)), с1 Stephanou Р Е Jean Italos Philosophc et humanistc Rome, 1949; Arnakis G George Pachymeres — a byzantine humanist — The Greek Orth Theol Review, 1966/67, 12, p 161—167, etc

^ Le merle P Le premier humamsme byzantin Notes et remarques sur enseignement et culture a Byzance des engines au siecle Pans, 1971, p 7, n l, cf I m pe I I i zze r i S L'umanesimo bizantino del IX secolo e la genesi della «Biblioteca di Fozio» — RSBN, NS, 1969-1970, 6-7, p 9-69

В узком значении гуманизм — это философское и литературное течение эпохи Ренессанса, т е определенной культурной эпохи в истории Западной Европы,^ и эта особая связь гуманизма с данной эпохой, идеологией которой он в сущности является, еще больше осложняет вопрос о собственно византийском гуманизме Дело в том, что выделить в истории Византии особую эпоху Ренессанса (даже в том формальном значении, которое придается этому понятию в зарубежной историографии, т е в значении «возрождения античности») достаточно трудно, так как в ней как будто не было перерыва в античной традиции 1 В свое время это убедительно показал Штейн в интересной, но методологически спорной статье Понимая гуманизм именно как античную традицию, он стремится найти определенную и непосредственную линию преемственности между итальянской гуманистической мыслью, с одной стороны, и античным мировоззрением — с другой Для Штейна поэтому нет никаких сомнений в том, что не только византиец Плифон был гуманистом, не только деятельность таких его предшественников, как Димитрий Кидо-нис и Никифор Григора в XIV в или Михаил Пселл в XI в, была гуманистической, но эту гуманистическую традицию Штейн уводит через посредство Арефы (X в ), Иоанна Дамаскина (VIII в ), Фемистия (IV в ) и других мыслителей вглубь веков, связывая ее с Афинской школой, а затем и непосредственно с античной философской мыслью Тем самым историческая преемственность между философской мыслью итальянского Возрождения, оплодотворенной просветительской деятельностью Плифона, и античной философской мыстью объявляется Штейном доказанной ^ Не только natura non facit saltus ne mens quidem, делает вывод Штейн в другой работе и заявляет, что «ведущим принципом духовной истории является имманентно телеологическое развитие» ^ Иными словами, здесь предпринимается попытка открыть какие-то самостоятельные, имманентные законы развития духовной культуры, оторванной от своего социально-экономического базиса Методологическая несостоятельность подобного рода постановки вопроса очевидна

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.