Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Византийский гуманизм - Страница 9 Средние века

Византии в этот период/ Но, пожалуй, одним из самых поразительных феноменов эпохи было глубокое несоответствие материального потенциала страны духовному, тот «странный спектакль» (un spectacle singulier, выражение Б. Кнэса), когда в обедневшей, расчлененной, разграбленной, потрясаемой социальными бурями и междоусобными войнами, последовательно теряющей остатки своих владений, «агонизирующей» империи Палеологов, в этой стране, переживавшей «несчастья Приамовы», вдруг разгорелся яркий огонь напряженной интеллектуальной жизни. Несоответствие это ощущалось уже самими византийцами. Так, в одном из писем Никифор Григора, воздав хвалу философу Иосифу за намерение создать больщой труд о философии Аристотеля, добавляет; «Не менее хвалю я саму эпоху за то, что, подобно какому-нибудь жестокому палачу, все вокруг приведя в беспорядок, она тем не менее дала нам людей (подразумеваются, конечно, люди науки, — И. М.), которые, молча или высказываясь, помогут облегчить положение, сложившееся в государстве».^ В чем причина этого явления? Было ли оно вызвано бегством византийских ученых от жалкой повседневности в мир науки, как полагают Хунгер и Арвейлер, или же этот мощный и длительный культурный подъем явился результатом политической и идеологической реставрации империи, возвращения ее из никейского пленения в лоно Константинополя?® Само по себе данное явление, по-видимому, не может восприниматься как аномалия; история знает немало примеров, когда в кризисные и переломные моменты в жизни общества наблюдается интенсификация интеллектуальной деятельности культурной элиты. Правда, формы этой деятельности могут быть различными; бегство от реальности в науку, искусство, литературу или же, напротив, выход к решению наиболее актуальных и злободневных проблем, но сам феномен скорее закономерность, чем аномалия; ведь недаром же сказаны Гегелем вещие слова; «Сова Минервы начинает свой полет с наступлением сумерек».

В последнее время предпринята интересная попытка подвергнуть статистическому анализу социальный состав носителей византийской

¦' Не приводя здесь названий широко известных общих работ по истории Византии Г А Острогорскою, А А Васильева и др, а также большого числа статей по специальным проблемам византийской истории этого времени, укажем только наиболее крупные обобщающие труды, посвященные этой эпохе ГоряновБ Т Поздневизантийский феодализм М, 1962, История Византии, т ІП М, 1967, Runciman S The tall ot Constantinople 1453 Cambridge, 1965, Vacalopoulos A Origins of the Greek nation The Byzantine period, 1204 — 1461 New Brunswik, New Jersey, 1970, Nicol D M The last centuries of Byzantium, 1261 — 1453 London, 1972, etc

’Nicephori Gregorae Epistulae Ed P A M Leone Matino, 1982, vo! II, p 73, I 53 - p 74, I 56

'’Hunger H Kldssizistische Tendenzen in der byzantmischen Litcratur des 14 Jahrhunderts - Actes du XIV® Congr Int des Etudes Ilyz, Bucarest, 1974, I, S 147, ct Ahrweiler H LTdeologie politique de I’Empire byzantm Pans, 1975, p 122, 126 интеллектуальной культуры XIV в. При этом оказалось, что из 435 оставшихся нам известными деятелей византийской культуры на протяжении всей истории империи 91 приходится на XIV в. Из них 51 человек (или 55%) может быть приписан к церковной сфере, а 40 (около 45% от всего числа интеллектуалов XIV в.) — светские, literati.^ Разумеется, подобного рода механический подсчет не в состоянии отразить не только качественный уровень византийской культуры этого периода, но и в количественном отношении весьма приблизителен, так как учитывает только тех деятелей, которые оставили после себя какую-то письменную продукцию. Между тем известно, что каждый более или менее крупный византийский ученый или мыслитель имел свой определенный круг последователей и учеников, которые в большинстве своем остались неизвестными и сообщение которым своих идей далеко не всегда выливалось у такого мыслителя в форму написания сочинений, а очень часто было почти исключительно устным, — факт, который говорит о наличии идеальных условий для передачи и распространения эсотерических доктрин Шевченко, автор упомянутого статистического подсчета, признает трудность «реконструировать мир тех, которые, подобно Сократу, производили и передавали культурные ценности исключительно устно» 3 4 Для воссоздания интеллектуальной жизни в Византии XIV —XV вв, особенностей форм духовного общения, литературного быта гораздо большее значение имела бы реконструкция сети тех неофициальных литературнофилософских ученых сообществ, которые получили широкое распространение в Византии в ту эпоху Пока что эту задачу еще предстоит решить, но уже сейчас в нашем распоряжении есть материал, позволяющий сделать кое-какие наблюдения о характере Махра — «театров» (именно так называются эти сообщества в источниках), о той интеллектуальной среде, в которой они родились.'^ Под «театром» в то время понимали аудиторию как таковую, т. е. само помещение, в котором происходило то или иное литературное или философское действо, и участников собрания.’5 Предметом последнего могло быть обсуждение какого-то нового сочинения, выступление того или иного автора с речью, панегириком или другим риторическим сочинением; просто беседа на философские и литературные темы; наконец, публичный диспут, перераставший зачастую в шумную дискуссию. Само название «театр» объяснялось тем, что литературное действо понималось и протекало как театральное зрелище (происходила, таким образом, своеобразная «театрализация» литературы); нередко оно проводилось, судя по одному из писем Димитрия Кидониса, с участием певцов и музыкантов, которые сопровождали произнесение речей пением и музыкой." Именно исходя из всей «семиотически маркированной структуры поведения» (выражение Ю. М. Лотмана) византийских интеллектуалов на их сборищах, я бы не удовлетворился в поисках их русского эквивалента нейтральным и не несущим в себе «семиотического богатства», но, как кажется, общепринятым термином «кружки», а предпочел бы богатое всяческими «семиотическими обертонами» понятие «салоны»,’¦* несмотря на некоторые нежелательные исторические ассоциации и реминисценции.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru