Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Всеобщая история государства и права. Том. 1 - Страница 2 Средние века

Это не означает, что российская наука истории государства и права совершенно освободилась от влияния какой-либо идеологии, полностью преодолела схематизм или примитивизм в объяснениях явлений прошлого. От всего этого вряд ли вообще возможно освободиться в ис - 1

Торических исследованиях. Это означает лишь то, что в современных условиях российские историки права не испытывают того внешнего давления официальных идеологических концепций и схем, которому были подвержены отечественные правоведы прошлых десятилетий.

В ином положении находились авторы настоящего учебника по всеобщей истории государства и права. Во второй половине 40-х годов XX в. в СССР развернулась борьба с так называемым “космополитизмом”, резко активизировалась критика “буржуазной идеологии”. Руководящая и направляющая роль в этой борьбе и кампании критики “буржуазных” идеологических концепций принадлежала, безусловно, официальным властям. Однако немало активных борцов с “космополитизмом” и “буржуазной идеологией” было и среди самих деятелей культуры — писателей, художников, ученых.

Кампания борьбы с “космополитизмом” и “буржуазной идеологией” не обошла стороной и отечественную юриспруденцию. Чтобы убедиться в этом, достаточно заглянуть в юридические журналы тех лет. Критика тех или иных работ по правоведению нередко сводилась в то время к огульным обвинениям авторов в “забвении идей марксизма-ленинизма”, “игнорировании принципа партийности”, “скатывании на позиции буржуазной науки” и т. д.

Очевидно, что в наиболее сложном положении оказывались правоведы, писавшие об иностранном государстве и праве, об истории государства и права зарубежных стран. В своих научных трудах они закономерно должны были опираться на результаты исследований зарубежных ученых. А это уже само по себе вполне могло быть расценено в качестве “потворства буржуазной идеологии”.

Авторы рассматриваемого учебника не избежали критики своих коллег. Вскоре после выхода в свет его последней, четвертой, части, в журнале “Советское государство и право” появилась рецензия профессора П. Н. Галанзы. В ней содержалось немало вполне обоснованных критических замечаний в адрес учебника. Однако большую часть указанной рецензии составляли упреки в адрес его авторов за то, что они нередко забывают “основное требование марксизма-ленинизма — принцип пар-тийности” следуют “устоявшимся традициям в буржуазной исторической науке”^, показывают “раболепное копирование буржуазно-юридических конструкций”^, демонстрируют “забвение основ марксизма-ленинизма”^, следуют принципам “порочной антимарксистской методологии”'’, проявляют “всепримиряющий объективизм”®, дают “непростительный образец аполитичности”'^ и т. д.

“Иной раз встречаются такие изречения, которые напоминают историю Иловайского, — писал в своей рецензии на рассматриваемый учебник П. Н. Галанза. — Так, например, вместо того, чтобы раскрыть известные положения Энгельса относительно особенностей образования феодального государства у древних германцев, подвергнуть критике концепции буржуазных историков и дать, следуя указаниям классиков марксизма-ленинизма, подлинно научное освещение этого процесса, авторы изрекают следующее “надпартийное” мнение: “Вопрос об общественном строе франков (как и вообще древних германцев) разрешается в науке неодинаково” (!) (с. 21). Дальше излагаются различные точки зрения, и в числе их упоминается точка зрения Маркса и Энгельса, как одна из всех перечисленных! Авторы бесстрастно парят над всеми точками зрения, но своей не высказывают”“Отсутствие партийности, худшая разновидность объективизма, академическое “бесстрастие” проявляет себя в разделе, посвященном варварским правдам”^

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.