Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Арнем. Арденны. Висла — Одер - Страница 7 - Вторая мировая война


Г енерол-лейтенонт Льюис Бриртон, командующий 1 - й союзной воздушно-десонтной армией, вручает американскую награду - крест «За летные боевые заслуги» — офицеру одной из своих авиатранспортных частей На заднем плане — планеры «Waco Hadrionj.

17 сентября 1944 г. Десантники 82-й американской воздушно-десантной дивизии ожидают взлета

В транспортном самолете С-47 но авиобазе 316-й тронспортной авиогруппы ВВС ормии США в Великобритании

Чтение широкому фронту, но к началу сентября стало очевидно, что, пока не будет покончено с беспорядком в тыловых службах, припасов не хватит даже для одной наступательной операции. 2 сентября Эйзенхауэр отправился в Версаль на встречу с Брэдли, Ходжесом и Паттоном, чтобы «задать жару Паттону, потому что тот слишком растянул линии коммуникаций и создает проблемы со снабжением» Позже Паттон записал в дневнике: «Айк считал себя непогрешимым и цитировал нам Клаузевица; нам, командовавшим такими армиями, о которых этот Клаузевиц даже не слышал!» Паттону удалось убедить Эйзенхауэра, что его патрули уже достигли на востоке реки Мец и если ему позволят сохранить обычную долю горючего, то его войска «смогут наступать до германской границы и прорвать эту чертову «линию Зигфрид». К тому времени, когда совещание закончилось. Эйзенхауэр разрешил Паттону наступать в направлении Мангейма и Франкфурта и согласился с требованием Брэдли. чтобы 1-я армия оставалась слева от армии Паттона, к югу от Арденн

План Монтгомери

В то же самое время Монтгомери планировал наступление на Везель и Арнем с использованием воздушно-десантных сил, которые должны захватить мосты через Рейн. Монтгомери уже доверительно сообщил начальнику генерального штаба, что рассчитывает войти в Берлин через две-три недели. Новость о том, что в Шартре Эйзенхауэр в очередной раз изменил свое решение, привела британского фельдмаршала в ярость. 7 сентября Монтгомери послал Эйзенхауэру срочную записку, в которой настоятельно требовал, чтобы вся имеющаяся тыловая поддержка была направлена ему для начала наступления на Берлин, добавив в конце: «Очень трудно все объяснить в подобной краткой записке. Вы не могли бы приехать и повидаться со мной?» Эйзенхауэр, сильно подвернувший ногу, когда его самолет совершал вынужденную посадку на обратном пути из Шартра 2 сентября, полетел в Брюссель 10 сентября на персональном транспортном самолете - бомбардировщике


75-мм гаубица «Pack Howitzer» США


В-25. Из-за сильной боли в ноге Эйзенхауэр даже не смог выйти из самолета и попросил Монтгомери подняться к нему на борт. Беседа вскоре пошла на повышенных тонах. Монтгомери стал намекать, что именно Паттон, а не Эйзенхауэр на самом деле руководит боевыми действиями. В конце концов Эйзенхауэр не выдержал. Наклонившись вперед и положив руку на колено Монтгомери, он сказал: «Осторожно, Монти1 Вы не имеете права разговаривать со мной в таком тоне. Я ваш босс!»

Их беседа продолжалась еще час, и эмоции стали постепенно утихать. Эйзенхауэра покорили дерзость плана. который развертывал перед ним Монтгомери, и заманчивые дивиденды, которые маячили в перспективе. Используя в основном те же доводы, что Паттон и Брэдли, всегда такой осторожный Монтгомери доказывал, что единый и мощный, похожий на удар рапирой, наступательный бросок в сторону Берлина ускорит коллапс немецкой воли, подобно тому, который произошел в 1918 г. Этого можно было достичь, используя 1-ю союзную воздушно-десантную армию для захвата 100-км коридора от бельгийской границы до низовии Рейна в Арнеме, по которому устремится вперед 21-я группа армий с 30-м корпусом в авангарде. Даже если Германия не капитулирует, союзники обойдут с фланга «линию Зигфрид» и захватят плацдарм на другой стороне Рейна.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.