Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Эхо Победы в наших сердцах - 2 - Страница 1

А. М. Сергиенко



ЭХО ПОБЕДЫ



В наших сердцах - 2



Белгород



2009



Настоящая книга продолжает публикацию серии статей, начатую в монографии «Эхо Победы в наших сердцах». В ней, в основном, помещены материалы, освещающие малоизвестные страницы из боевой истории Авиации дальнего действия (АДД). Читатель познакомится с мнением её командующего А. Е. Голованова о И. В. Сталине; с подробностями беспрецедентного перелёта в мае-июне 1942 года через Атлантический океан советского бомбардировщика Пе-8 с группой дипломатических работников наркомата иностранных дел СССР во главе с В. М. Молотовым; узнает о том, как автором через 40 с лишним лет после окончания войны была найдена итальянская радистка, доставленная советским экипажем на освобождённую территорию Югославии; ознакомится с первым дальним перелётом легендарного «Ильи Муромца» и другими малоизвестными историческими фактами.



Несколько статей посвящено проблемам политической жизни страны. Книга представляет интерес для тех, кто интересуется отечественной историей.



(Книга «ЭХО ПОРБЕДЫ в наших сердцах — 2» была издана в 2009 году издательством



«КОНСТАНТА» тиражом 500 экз.



Данная версия этой книги — это авторский текст и его верстка.)



Незабвенной маме - Екатерине Тимофеевне, а в её лице всем матерям, которые поднимали на ноги детей войны - посвящаю.



СОВСЕМ НЕ МЕРКАНТИЛЬНОЕ ВСТУПЛЕНИЕ



Почему маме?



По многим причинам. В годы Великой Отечественной войны мы жили в Грозном. Немецкие полчища усиленно рвались к нефтяным богатствам Чечено - Ингушской АССР, но сопротивление Красной Армии на юге страны, в том числе в ходе Сталинградской битвы, не позволило им овладеть этим городом. Однако бомбили они его, особенно нефтяные промыслы и запасы горючего, интенсивно. Помню: разбомблённые резервуары с нефтью на окраинах города горели несколько суток так, что трудно было отличить день от ночи.



Отец всю войну находился на фронте, мать одна поднимала нас с сестрой на ноги - её десятилетнюю и меня шестилетнего. Кроме работы она привлекалась к различным общественным мероприятиям оборонительного характера - рытью окопов, противотанковых рвов, блиндажей и прочих сооружений, приходилось дежурить в противопожарных расчётах, в госпиталях, сдавать кровь. Всю войну она была активным тыловым солдатом. Память о жертвенной войне, о трудностях военного времени и героизме советских людей на фронтах и в тылу для неё была священной.



Это была великая труженица, что на производстве, что в делах домашнего хозяйства. С какой ответственностью она относилась к работе! Помню её мозолистые руки, которые так умело делали различного рода женскую работу. Преклоняюсь перед её трудолюбием. А ёщё она была добрейшей души человеком.



Я не помню, чтобы она произносила в мой адрес каких-то ласковых слов, таких, например, как «сынок». В её лексиконе их просто не было. Я не помню её поцелуев. Но я всегда ощущал её незримую, внешне ничем не обставленную, материнскую любовь. Как-то, когда ещё носил погоны, на одной из презентаций меня спросили: «Как вам удаётся сочетать службу с творчеством историка?» Не задумываясь, я ответил: «Спасибо строгой матери!»



Нас сближали не только материнские и сыновние чувства, но и адекватное восприятие действительности. Малограмотная, всего четыре класса образования, мама обладала исключительным политическим чутьём. Воспитанная условиями социалистической действительности, она в штыки восприняла «развенчание» культа личности И. В. Сталина, негативно отнеслась к так называемым «перестройке» и «реформам». Её слова, сопровождаемые вздохом возмущения в связи с очередным антинародным новшеством власти - «О чём думают наши правители?» - до сих пор звучат в моих ушах. Она не была членом КПСС, но она была беспартийной коммунисткой.



Из опубликованных мною книг, она успела прочитать три. Читала с интересом, с чувством, толком и остановками. Я это видел. Скупая на похвалу, она как-то сказала: «А ты - молодец!» Это была моральная поддержка. Но так получилось, что мама, уже после своей кончины, оказала моим издательским делам поддержку и материальную.



Трудные наступили времена для историков на постсоветском пространстве. Найди по той или иной проблеме архивный материал, напиши, пробейся с изданием. Что такое сегодня «поработать» в любом московском архиве для иногороднего исследователя? Это неподъёмные материальные затраты. Плата за гостиницу, за проезд в общественном транспорте, а если ещё вздумаешь отксерить некоторые документы, - всё это просто опускает шлагбаум на пути исследовательской работы. Об этом надо знать читателям.



Честно признаюсь: если бы не возможность остановиться на квартире у сестры и её мужа - Виктории Михайловны и Владимира Дмитриевича - уже давно пришлось бы поставить крест на замысле написать многотомную историю АДД периода войны. И то, что я имею возможность продолжать эту работу в определённой мере их заслуга.



А что такое «пробиться с изданием»? В советское время в этом деле была своя проблема - устраивает ли издательство твоя тема. Сегодня она иного рода - любое издательство возьмёт к производству любую рукопись, но с одним непременным условием: давай деньги.



Постоянно решаю эту проблему и я. Из десяти вышедших моих книг, большинство увидели свет с помощью надёжного спонсора - собственного кармана. Вот и эта, что в ваших руках, читатель, стала возможной благодаря тому, что профинансирована из двух источников. Из всех изданных книг, только одна принесла мне небольшой гонорар («Огненные ночи Курской битвы», «Яуза», 2009).

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.