Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Гитлеровская машина шпионажа - Страница 8

Правда, стоящая за легендой о Мата Хари, не столь романтична и более трагична. Голландка Мата Хари, урожденная Гертруда Зеле, взяла экзотичное сценическое имя во время пребывания на острове Ява, в голландской Ост-Индии, нынешней Индонезии. Прибыв в 1905 г. с дочерью в Париж, она покорила французскую столицу как эротическими танцами, так и «услугами», которые оказывала богатым господам после выступлений. Являлась ли эта танцовщица и * censored* тка шпионкой в действительности, сказать трудно. Полковник Гемпп, глава абвера, сменившего после войны службу армейской разведки, уверял, что Мата Хари не была ничьей шпионкой и уж определенно не работала на Германию.

На самом деле Гертруда сохраняла верность трем любовям своей несчастной жизни: дочери, русскому любовнику и приютившей ее стране, Франции. Она хотела служить Франции в качестве агента, но контрразведка посчитала уроженку нейтральной Голландии ненадежной особой. Тогда Гертруда решила действовать на свой страх и риск. В начале 1916 г. она «поддалась» на уговоры шефа германской разведки в Кельне, фон Мирбаха, который передал ее для обучения капитану Ресслеру из дюссельдорфского отделения службы разведки. Курс интенсивной подготовки новоявленный агент Н-21 прошла в Антверпене у герра Хаберзака.

По завершении курса ее отправили в Мадрид, взявший на себя роль ключевого нейтрального игрока в Первой мировой войне. Полезными ископаемыми и промышленной продукцией Испании пользовались обе стороны, а ее порты были необходимы Германии для ведения подводной войны на Средиземном море. Подобно швейцарскому Берну и другим нейтральным европейским городам, Мадрид стал одним из шпионских центров Старого Света.

В логове льва

Вступив в этот рассадник интриг, наивная и неопытная (в разведке, естественно) Гертруда сумела добиться внимания и попасть в постель германского военного атташе в Мадриде Ганса фон Калле. Она рассчитывала получать от него информацию, которую можно было бы передавать в Париж. Калле, однако, раскусил ее с самого начала. Он не поверил в то, что она служит только Г ермании, и не пленился ее увядающей красотой. Зная, что оно пройдет через руки французских цензоров, Калле отправил в Берлин письмо, в котором сообщил о скором прибытии в Париж агента Н-21. Французы быстро смекнули, что к чему.

Едва Г ертруда сошла с мадридского поезда, как ее тут же арестовали агенты Сюрте. Истории о том, что она желает служить Франции в качестве двойного агента, они не поверили. 24 июля 1917 г. Мата Хари была отдана под суд и, несмотря на все протесты, уверения в невиновности и отсутствие веских улик, признана виновной и приговорена к смерти за шпионаж. Серым октябрьским утром того же года ее расстреляли в Венсенском лесу под Парижем.

Тайная война шла и за германскими траншеями Западного фронта. Несмотря на первоначальные трудности во взаимоотношениях с бельгийцами, СИС создала успешно работающую разведывательную сеть как в самой Бельгии, так и в Северной Франции. Весьма эффективным методом сбора данных оказалась посылка воздушных шаров с опросниками. Союзники создали несколько так называемых «железнодорожных транспортных групп», наблюдавших за передвижением немецких войск. Одна такая сеть, «Франкиньоль», была раскрыта, когда отдел военной разведки обратил внимание на подозрительную активность вдоль железнодорожного перегона между бельгийским Ланакеном и голландским Маастрихтом.

Инфильтрация в лагеря военнопленных

Немцы первыми стали применять внедрение в группы сопротивления на оккупированных территориях двойных агентов и информаторов. Удавалось им проникать и в ряды военнопленных, в лагеря которых засылались владеющие английским агенты. Один такой агент под видом бежавшего из плена британского военнослужащего проник в организацию спасения военнопленных, руководили которой британская медсестра Эдит Кавел и бельгиец Филипп Бакк. Они были арестованы, приговорены к смерти германским военным трибуналом и расстреляны 10 октября 1915 г. Британская пресса подняла шумную кампанию, возбуждая ненависть к «кровавым фрицам» и еще более кровавому кайзеру. С точки зрения имиджа для немцев и их секретной службы эта история стала настоящей катастрофой.

В других областях разведки немцы выступили подлинными первопроходцами. Некоторые новые изобретения нашли интересное применение в работе НД. После успешной летней кампании 1917 г. на Восточном фронте (из-за разложения отдельных войсковых формирований русская армия, имевшая к этому времени для победы все необходимое, потерпела неудачу в ходе июньского наступления и даже была отброшена в Галиции. Главной причиной разложения был разрушительный приказ № 11 Петроградского совета, лишавший офицеров рычагов власти. - Ред.) при Генеральном штабе был создан под началом 32-летнего капитана Людвига Фойта радиоотдел (Запад) и отдел криптоаналитики. Результаты не заставили себя долго ждать, поскольку британцы и французы, ничему не научившиеся на отрицательном опыте своих русских союзников, проявляли поразительную откровенность в радиопереговорах, касавшихся перемещения и развертывания войск. К несчастью для немцев, французы и англичане лучше шифровали свои радиодонесения, а легендарная «Комната 40» британского адмиралтейства даже смогла взломать германские шифры. В ответ немцы атаковали полевые телефонные сети союзников. 32-летний телеграфный инспектор Отто Арендт изобрел хитроумное прослушивающее устройство, которое улавливало и усиливало обратные токи, благодаря чему немцы получили возможность прослушивать полевые телефоны союзников. К 1918 г. на Западном фронте действовало 292 таких устройства.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.