Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Конвейер смерти Воронежского Управления НКВД». Воспоминания - Страница 3

Позади остались Мировая и Гражданская войны с их бескомпромиссными принципами драться за Родину против немцев или за свободу трудового народа от хищников-капиталистов и тяжелая послевоенная действительность - разруха и нищета.

Можно только гадать, как герои Великой войны прятали или

Просто тайно выбра-

Сывали свои добытые

Д. 18, кв. 2, семейное положение - разведен.

Членский билет Лычева А. Г.


3 в боях и омытые кро-вью награды, которые?| не только хранить,


,1 но и рассказывать о ;'] них было смертельно 1 опасно.


Из Лабинской


|| Лычев переехал в II Воронеж, где рабо-21 тал (перед арестом) I] экономистом-бухгал-Л тером в Горпроком-? бинате Союзтабак-$ сырья. Проживал по Л ул. Левая Суконовка,


В настоящее время место, где стоял дом, засыпано отвалом при обустройстве площади Победы и стелы.

Брат Лычев Георгий Григорьевич служил в старой армии в чине хорунжего, арестован органами ОПТУ и умер в заключении.

А. Лычева арестовали 9 сентября 1937 года согласно приказу наркома внутренних дел № 00447 от 30 июля 1937 года, с которого начался отсчет кровавых дней Большого террора.

Следователи Воронежского УНКВД привычно сфабриковали фальшивку, необходимую для обоснования ареста:

«Показаниями арестованного члена РОВСа, прибывшего в СССР с разведывательными заданиями Бульба Сергея Николаевича, установлено, что последний по прибытии в Советский Союз по заданию находящегося в Белграде полковника Бакулина, связался с проживающим в данное время в г. Воронеже быв. Полковником царской армии Лычевым и по заданию последнего на территории СССР проводил контрреволюционную шпионскую работу.

Лычев А. Г. подлежит немедленному аресту и привлечению к ответственности по ст. 58-6 УК РСФСР».

В формулировке обвинения просматривается желание руководства управления показать себя перед вышестоящими органами опытными контрразведчиками, раскрывшими целую шпионскую сеть с зарубежными связями.

Но, видимо, не все желаемое удалось следователям выбить из Лычева за 38 суток бесконечных ночных допросов, стоек и других издевательств.

Формулировка обвинения в протоколе заседания тройки УНКВД от 17 октября 1937 года отличается от первоначального обвинения при аресте в сторону смягчения, но суть ее не меняется - статья 58-6, 11 УК остается в силе.

«Обвиняется в том, что в 1920 г. был завербован быв. белым полковником Подпориным для контрреволюционной шпионской работы. Проживая в станице Лабинской, с 1920 г. по 1927 г., сообщал через жену белого эмигранта сведения шпионского характера для одного из иностранных государств. Имел тесную связь с быв. белыми офицерами. Систематически вел к-р агитацию против мероприятий ВКП(б) и Советского правительства».

Постановление тройки: расстрелять.

Приговор приведен в исполнение 20 октября 1937 г.

В заключение по архивно-следственному делу Лычева А. Г. при его реабилитации говорится: «Принимая во внимание, что Лычев был арестован при полном отсутствии на него данных, подтверждающих проведение им преступной деятельности, и обвинение основывалось лишь на ничем объективно неподтвержденных показаниях самого обвиняемого Лычева и что в процессе дополнительной проверки никаких компрометирующих материалов не добыть - уголовное дело по обвинению Лычева А. Г. за отсутствием в его действиях состава преступления прекратить».

Заключение следователя следотдела УКГБ по В. О. ст. лейтенанта Стародубцева утвердил 1 октября 1957 г. зам. Начальника управления КГБ по В. О. подполковник Хутков.

Жизнь Андрея Григорьевича Лычева - одного из забытых героев Первой мировой войны оборвалась от пули палача около одной из ям в расстрельной зоне под Дубовкой. Андрею Лычеву суждено было дожить до 37 года, а вот Григорий Мелихов, даже как литературный герой, по логике событий, не имел никаких шансов уйти от пули чекистов сразу, как он выбросил оружие.

В связи с темой о героях и, пользуясь случаем, хочу вернуться к расстрельной яме № 27, о которой я писал в статье «Немые свидетели» («ВК» от 8.04.08 г.). При раскопках в 2006 г. этой ямы нами были найдены остатки от кожаной куртки с клапаном от нагрудного кармана, на котором имеются два квадратных выреза дл крепления орденов с остатками крепления. (Клапан находится в моей коллекции предметов из ям.) Тогда я считал и писал в статье, что эта куртка могла принадлежать комдиву Котову Н. Я., но недавно узнал, что у Котова был только один орден Красного Знамени, да и не мог военный по форме носить орден на клапане кармана. Котов Николай Яковлевич, 1893 г. р. Город Павлоград Екатеринославской губернии, из дворян, член левых эсеров с 1910 по 1920 годы. Неоднократно арестовывался. Член ВКП(б) с 1920 года. Комдив. Помощник начальника военной академии имени Фрунзе 1930-1932 гг. начальник Липецкой летно-техниче-ской школы ВВС 1932-1937 гг. арестован 03.09.1937 года, приговорен Военной Коллегией ВВС 10 января 1938 года к ВМН и в тот же день расстрелян в Воронеже. Но вот гражданский человек, имеющий два ордена, вполне мог разместить их на клапане куртки. В своей картотеке я обнаружил человека, который имел два ордена и его дело мною просмотрено.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru