Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Людские потери на советско - германском фронте Страница - 112

86

Рыбаковский Л. Л. отмечал, что даже в захваченных немцами странах Европы, где действовал более мягкий оккупационный режим, потери гражданского населения были больше потерь военнослужащих: во Франции и Чехословакии — в 1,4 раза, в Югославии — в 4,7 раза, в Бельгии — в 6,3 раза, а в Греции — в 7 раз /18, с. 37/.

87

Возможно, это превышение было не столь значительным, как принято считать. Дело в том, что расчеты, проведенные АДХ в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого века, практически не учитывали внешней миграции населения СССР в военные и послевоенные годы: только при подсчете численности населения страны в 1946 г. учтены не вернувшиеся в СССР лица из числа насильно вывезенных в Германию и военнопленных (622 тыс. чел.) /64, с. 118/. Вместе с тем в 1990-х и в начале 2000-х годов появились специальные публикации, посвященные внешней миграции населения СССР в 40-х и 50-х годах прошлого века /84—87/. В этих публикациях численность покинувших СССР в период с 1939 г. по 1952 г. («невозвращенцев», эмигрантов, принудительных мигрантов и участников обмена населением между странами в новых границах) оценивается весьма значительными цифрами — от 2,5 до 5,5 млн чел. Кроме того, по мнению Земскова В. Н. /52, с. 248/, АДХ занизили численность «естественно» умерших в годы войны (11,9 млн чел.). Если учесть внешнюю миграцию в послевоенные годы и ввести поправку в сторону увеличения «естественной» смертности населения СССР в годы войны, то оценка общих демографических потерь СССР в войне будет лежать в пределах 20,0—23,0 млн чел. При этом потери гражданского населения можно оценить в диапазоне 11,3—14,3 млн чел.

88

Без учета переданных в промышленность.

89

В 1940 г. в СССР умерло 4,2 млн чел. /117, с. 248/.

90

К сожалению, АДХ не пояснили алгоритм расчета численности «естественно» умерших в годы войны, но, по всей видимости, они подсчитывали численность умерших для каждого года войны, исходя из численности населения, родившегося до войны, на начало каждого года войны, т. е. учитывая убыль этой группы населения СССР в предыдущем году.

91

О «некотором снижении» уровня «естественной» смертности населения СССР в годы войны пишет и Гельфанд B. C. /63, с. 271/. По его расчетам, в 1936—1940 гг. среднегодовой уровень смертности был равен 19,42 промилле, а в 1941—1945 гг., если бы не было войны, уровень смертности составил бы 16,41 промилле /63, с. 271/.

92

Вишневский А. и Зайончковская Ж. приводят еще большие цифры внешней миграции из СССР в 1939—1948 гг. — 8—10 млн чел. /74, с. 9/.

93

Американский исследователь М. Харрисон попытался учесть эмиграцию из СССР и в результате пришел к выводу, что реальные военные

94

Кроме того, учет потерь в ограниченных масштабах осуществлялся в видах вооруженных сил, войсках СС и медико-санитарных учреждениях /2, с. 52/.

95

Доверие к статистике WVW сказалось на оценках исследователями потерь вермахта на советско-германском фронте с 22 июня 1941 года по 31 января 1945 г. Эти оценки за счет субъективных соображений авторов отличаются друг от друга, но поскольку «печка», от которой «плясали» исследователи, была одной и той же, то уровень оценок оказался одного порядка (см. табл. 3.1) по погибшим и умершим от ран - от 1,2 до 1,8 млн чел., а по пропавшим без вести и попавшим в плен - от 1 до 1,7 млн чел.

96

После войны, в 1946 году, WASt получила новое название — Немецкая служба по оповещению близких родственников павших бывшего немецкого вермахта («Deutsche Dienststelle fur die Benachrichtigung der nachsten Angehorigen von Gefallenen der ehemaligen deutschen Wehrmacht»), но сохранила ту же аббревиатуру (WASt) и сконцентрировала в своих руках сведения из различных военных и невоенных организаций, занимавшихся учетом немецких военных потерь.

97

Лопуховский Л. Н. и Кавалерчик Б. К. гневно обличают коллектив Кри-вошеева Г. Ф. в том, что он исказил «...само содержание книги уважаемого немецкого историка. Причем, судя по всему, сделано это преднамеренно и сознательно...» /16, с. 194/, использует «лживые аргументы» /16, с. 195/, «антинаучными методами... работает с источниками и... беззастенчиво их извращает в угоду своим собственным целям» /16, с. 196/.

98

Р. Оверманс полагает, что после детального изучения советских архивов, касающихся немецких военнопленных, было бы полезно повторить исследование в части оценки демографических потерь вермахта на Восточном фронте /2, с. 320/.

99

К этим 0,4—3,2 млн относятся в основном солдаты, регистрационные карты которых были утеряны или уничтожены в течение первых послевоенных лет, когда ШАБ! еще не восстановила своей работы.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.