Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Людские потери на советско - германском фронте Страница - 12

Таким образом, утверждения Соколова Б. В. о занижении Кри-вошеевым Г. Ф. потерь Красной армии несостоятельны, поскольку основаны на фальсификациях и подлогах29.

Лопуховский Л. Н. и Кавалерчик Б. К. упрекают Кривошеева Г. Ф. в занижении потерь, относящихся, главным образом, к Московской и Курской битвам /8, с. 61—111/.

Московской оборонительной операции Лопуховский Л. Н. и Кавалерчик Б. К. уделили более 30 страниц своей статьи /8, с. 61—92/. Они проанализировали данные различных исследователей о потерях советских и немецких войск, получили цифры общих (1 млн чел.) и безвозвратных потерь (855,1 тыс. чел.) /8, с. 75/ в 1,5—1,7 раза выше цифр Кривошеева Г. Ф. (658,3 тыс. чел. и 514,3 тыс. чел. соответственно) /3, с. 95/ и сделали вывод, что если сопоставить потери войск сторон, то: «...Соотношение по общим потерям сторон в операции составит 7:1 (1000:145) не в нашу пользу, а безвозвратные потери наших войск превысят немецкие в 23раза (855,1:37,5)» /8, с. 75/.

Полученное Лопуховским Л. Н. и Кавалерчиком Б. К. соотношение безвозвратных потерь Красной армии и вермахта (23:1) сразу же привлекает внимание своей неправдоподобностью.

Во-первых, такое соотношение потерь характеризует Красную армию как абсолютно беспомощную, не способную ни к какому сопротивлению, что не соответствует немецким оценкам боевой мощи Красной армии. Если верить Лопуховскому Л. Н. и Кавалерчику Б. К., то в Московской оборонительной операции Красная армия воевала гораздо хуже, чем разгромленные вермахтом в короткие сроки польская (сентябрь 1939 г. — соотношение безвозвратных потерь с учетом плененных после капитуляции поляков — 22:1 /27, с. 74/ и французская (май—июнь 1940 г. — соотношение безвозвратных потерь с учетом плененных французов после капитуляции — 17:1 /28/). Но немецкие генералы так не считают. Вот, например, мнение о Красной армии бывшего начальника штаба 4-й немецкой армии, от начала до конца участвовавшего в Московской битве, генерала Гюнтера Блюментрита: «...Нам противостояла армия, по своим боевым качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя» /29, с. 119/.

Во-вторых, приведенная Лопуховским Л. Н. и Кавалерчи-ком Б. К. цифра безвозвратных потерь группы армий «Центр» (37,5 тыс. чел. — менее 2 % от численности группы к началу операции30) совершенно не соответствует реалиям Московской оборонительной операции, о которых пишут немецкие участники боев и зарубежные исследователи. Вот некоторые оценки уровня потерь группы армий «Центр» в октябре—ноябре 1941 г., сделанные как немецкими участниками боев под Москвой, так и зарубежными исследователями Московской битвы.

Немецкий историк Клаус Рейнгардт даже об успешных боях группы армий «Центр» в октябре 1941 г. пишет: «...С помощью быстро предпринятых контрмер (действия 4-й танковой бригады полковника Катукова М. Е. — В. Л.) русским удалось приостановить продвижение основных сил 24-го танкового корпуса и нанести ему такие большие потери, что Гудериан писал по этому поводу: "Тяжелые бои постепенно оказали свое воздействие на наших офицеров и солдат... И это было не физическое, а душевное потрясение, которое нельзя было не заметить. И то, что наши лучшие офицеры в результате последних боев были так сильно подавлены, было поразительным ” ...» /30, с. 52/.

Пауль Карель (псевдоним оберштумбанфюрера СС Пауля Карла Шмидта) тоже указывает на большие потери немецких войск в ходе октябрьских боев: «Потери оказывались огромными до того, что 3-й пехотный полк мотопехотной дивизии СС “Рейх ” пришлось расформировать, а уцелевший личный состав перевести в состав полков “Дойчланд” и “Дер фюрер”...» /31, с. 121/, «...во

2-й роте пехотного полка “Великая Германия ” осталось 60 человек. Шестьдесят из ста пятидесяти...» /31, с. 133/. О 10-й танковой дивизии 40-го танкового корпуса Пауль Карель сообщает, что в середине октября 1941 г.: «...дивизия... теряла последние силы. Когда генерал-майор Фишер доложил о том, какова действительная численность боеспособных солдат и годной к применению техники в его части своему корпусному командиру, генерал Штумме воскликнул: “Боже мой! Да у вас всего лишь усиленный дозор разведки... ”» /31, с. 131/.

К середине ноября 1941 г., по данным Пауля Кареля, «...немецкие пехотные дивизии утратили от 30 до 50 процентов личного состава в ходе безостановочного продвижения и беспрестанных тяжелых боев, а от танковых дивизий, перешедших границу в июне, остались лишь одни воспоминания (не более трети нормальной численности)...» /31, с. 151/.

Командующий группой армий «Центр» генерал-фельдмаршал Федор фон Бок 21 ноября 1941 г. в дневнике сделал вывод, что «...по числу дивизий, если судить об этом за зеленым столом, соотношение сил не хуже, чем обычно. Но снижение боеспособности — в отдельных ротах осталось от 20 до 30 человек, — большие потери в командном составе и перенапряжение людей в сочетании с холодами дают практически совершенно иную картину» /30, с. 154—155/.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru