Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Людские потери на советско - германском фронте Страница - 14

На мой взгляд, безвозвратные потери Красной армии в Московской оборонительной операции Михалевым С. Н. (и, следовательно, Лопуховским Л. Н. и Кавалерчиком Б. К.) завышены.

Во-первых, в численности личного состава фронтов на 1 ноября 1941 года (714 тыс. чел.) не учтены военнослужащие, еще находящиеся в окружении. Выход войск из вяземского и брянского «котлов», как отмечал Исаев А. В. /34/, продолжался и в ноябре— декабре 1941 г. Так, в отчете Военного совета Брянского фронта о боевых действиях войск с 1 октября по 7 ноября 1941 г. указано, что после прорыва из окружения и выхода в конце октября 1941 г. войск фронта на новый боевой рубеж «...выход оказавшихся в окружении отдельных бойцов, командиров и политработников, отдельных групп и даже отдельных дивизий (как, например, 4 кд) продолжался не менее месяца» /35, с. 136/. По данным Самсонова А. М. жители Подмосковья помогли выйти к своим всего около 30 тыс. воинам, попавшим в окружение /36, с. 164/. Общее число красноармейцев, вышедших из окружения в ноябре—декабре 1941 г., назвать невозможно: это может быть и 10 тыс. чел., а может и значительно больше.

Во-вторых, при выходе из окружения «...ряд подразделений из состава 3-й и 13-й армий Брянского фронта отходили в полосу соседнего Юго-Западного фронта (ему эти армии были в итоге переданы)...» /34/ и их численность не была учтена в составе Брянского фронта на 1 ноября 1941 г.

В-третьих, значительное число окруженцев продолжали воевать в партизанских отрядах. В тылу группы армий «Центр» действовали партизанские отряды численностью свыше 26 тыс. чел. /36, с. 120/. Окруженцы составляли большинство (ориентировочно 15—20 тыс. чел.) личного состава этих партизанских отрядов.

В-четвертых, Михалевым С. Н. указана численность пополнения, поступившего во фронты в октябре 1941 г., в 304,4 тыс. чел. В октябре 1941 г. Западный фронт (с 10 октября включивший войска и Резервного фронта) и Брянский фронт получили в качестве пополнения 9 стрелковых, 2 мотострелковые, 1 танковую и 2 кавалерийские дивизии, 19 танковых бригад, воздушно-десантный корпус (2 воздушно-десантные бригады) и ряд других частей, общей численностью менее 100 тыс. чел. /37, с. 50—52, 62—63/. Значит, маршевого пополнения фронты получили более 200 тыс. чел. Учитывая скоротечность немецких операций по окружению советских войск, часть маршевого пополнения была уничтожена или попала в плен, не успев прибыть в войска фронтов. Эта часть маршевого пополнения (ее численность, возможно, достигала 100 тыс. чел. и более) относится к уже упоминавшимся 500 тыс. мобилизованных, но захваченных немцами до прибытия в войска военнообязанных, которых Кривошеев Г. Ф. в потери Красной армии не включал.

В целом перечисленные замечания показывают, что безвозвратные потери советских войск на московском направлении в октябре—ноябре 1941 г. Михалевым С. Н. завышены, но эти замечания не позволяют ни подсчитать конкретную цифру безвозвратных потерь Красной армии в Московской оборонительной операции, ни определить, больше она цифры Кривошеева Г. Ф или меньше. Возможно, реальные безвозвратные потери Красной армии в Московской оборонительной операции были выше цифры Кривошеева Г. Ф., но разница не превышает 200 тыс. чел., что составляет менее 2 % от общей численности безвозвратных потерь Красной армии и находится в пределах статистической погрешности31.

Таким образом, состояние исследований по проблеме потерь в октябре—ноябре 1941 г. в битве под Москвой не дают убедительных оснований для пересмотра цифр Кривошеева Г. Ф., относящихся к численности безвозвратных потерь Красной армии в Московской оборонительной операции, в сторону повышения32.

Курской стратегической оборонительной операции Лопухов-ский Л. Н. и Кавалерчик Б. К. отвели 15 страниц своей статьи /8, с. 95—110/. На основании данных о потерях за июль 1943 г. они вычислили потери Воронежского и Степного фронтов в операции (по 23 июля 1943 г. включительно): «...Потери Воронежского фронта за июль месяц — 154,6 тыс. чел., в ходе операции (без учета 27-й и 47-й армий) — 144 тыс. чел. (примерно 22 % его численности с учетом переданных ему резервов). Среднесуточные потери 7579 чел., в два раза выше официальных цифр. Потери Степного фронта (с 20 по 23 июля) — порядка 22 тыс., около 5 % от общей численности), среднесуточные потери — 5500. Оба фронта на южном фасе Курского выступа, таким образом, потеряли порядка 166 тыс. солдат и офицеров, то есть на 22 тыс. больше, чем подсчитали авторы статистического исследования (выделено мной. — В. Л.)...» /8, с. 104/.

По поводу потерь Центрального фронта и общих потерь в операции Лопуховский Л. Н. и Кавалерчик Б. К. пишут следующее: «...Сомнения по поводу достоверности данных Г. Ф. Кривоше-ева существуют и в отношении потерь Центрального фронта (33 897 чел., то есть 4,6 % от своей первоначальной численности). Однако численность войск фронта к 12 июля (начало Орловской наступательной операции) уменьшилась на 92,7 тыс. чел.. По другим данным, численность войск фронта за этот же промежуток времени изменилась следующим образом: общая — на 70 595 чел. (711 570—640 975), по боевому составу — 70 600 (510 983—440 383). Остановимся на этих цифрах. За это время боевой состав фронта почти не изменился: две стрелковые бригады убыли, одна танковая бригада прибыла. За счет этого численность войск фронта могла уменьшиться максимум на 7 тыс. чел. Убыль в 63 тыс. чел. (12 % от боевого состава фронта на 1 июля) ничем, кроме как боевыми потерями в ходе боев 5—11 июля, нельзя объяснить. Это на 29 тыс. чел. больше, чему Г. Ф. Кривошеева (выделено мной. —В. Л.). Таким образом, три фронта — Центральный, Воронежский и Степной — в ходе оборонительной операции в сумме потеряли порядка 229 тыс. чел., то есть на 85 тыс. больше, чем насчитали авторы труда “Гриф секретности снят” (выделено мной. — В. Л.)» /8, с. 105/.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru