Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Людские потери на советско - германском фронте Страница - 8

В отличие от Толмачевой А. В., определившей «недоучет» Кри-вошеевым Г. Ф. потерь Красной армии на конец 1941 г. почти в

1,7 млн чел., Лопуховский Л. Н. и Кавалерчик Б. К. /8/ оценивали потери советских войск на 1 марта 1942 г. При этом «недоучет» потерь Кривошеевым Г. Ф. у них получился гораздо большим — почти 3,1 млн чел. Свои упреки Кривошееву Г. Ф. в заниженности потерь Красной армии Лопуховский Л. Н. и Кавалерчик Б. К. обосновывают данными справки о численности Красной армии, пополнении и потерях за период с начала войны по 1 марта 1942 г., которую подписал начальник организационно-учетного отдела Оперативного управления Генерального штаба полковник Ефремов /8, с. 64/. Согласно этой справке, к началу войны Красная армия насчитывала 4 924 ООО чел., до 1 января 1942 г. было мобилизовано 11 790 ООО чел., а с 1 января по 1 марта 1942 г. еще 700 ООО чел. /8, с. 66/. При безвозвратных потерях в 3 217 ООО чел. (всего 4 217 ООО чел., но 1 млн раненых возвратились в строй) в Красной армии должно быть 14 197 ООО чел., а реально было 9 315 ООО чел. Лопуховский Л. Н. и Кавалерчик Б. К. уточняют данные справки: «...Сучетом возвращенных в строй (один млн чел.) численность армии на 1 марта 1942 г. должна была составлять 18 414 ООО чел. Потери к 1 марта 1942 г., по расчетам авторов, составили примерно 5 502 388 чел. (4 308 094 + 1194 294). Тогда в строю должно остаться 12 911,6 тыс. (18 414—5502,4). А фактически ее численность на 1 марта составляла 9315 тыс. Дефицит — 3596,6 тыс. Для его уменьшения авторам статистического исследования и пришлось дополнительно придумать фокус с 500 тыс. пропавших без вести военнообязанных, которых они причисляют то к потерям армии, то — к потерям населения. Но при этом оставшиеся 3 млн 96,6 тыс. (выделено мной. — В. Л.) убыли личного состава так и выпали из суммарных потерь, подсчитанных Г. Ф. Кривошеевым. А с их учетом военно-оперативные безвозвратные потери Красной армии и ВМФ должны были составить 14 540,7 тыс. чел. ...» /8, с. 84—85/.

Во-первых, численность армии на 1 марта 1942 г., согласно справке полковника Ефремова, составляла 17 414 ООО чел. (4 924 ООО + 11 790 ООО + 700 ООО), что на 1 млн чел. меньше, чем подсчитали Лопуховский Л. Н. и Кавалерчик Б. К. (они ошибочно добавили к численности Красной армии 1 млн вернувшихся в строй раненых, уже учтенных в числе мобилизованных). Это значит, что «оставшаяся убыль» сокращается до 2 млн 96,6 тыс. чел.

Во-вторых, в цитируемом тексте у Лопуховского Л. Н. и Ка-валерчика Б. К. проявился недостаток, в котором они упрекнули Кривошеева Г. Ф., — в незнании, «что у него делает правая рука, а что — левая» /8, с. 121/. Дело в том, что в приведенном отрывке Лопуховским Л. Н. и Кавалерчиком Б. К. учтен только один вид убыли личного состава Красной армии — безвозвратные потери (5 502 388 чел.). Но в сноске к справке полковника Ефремова Лопуховский Л. Н. и Кавалерчик Б. К. отмечают (кроме 500 тыс. чел., мобилизованных, но захваченных немцами до прибытия в войска) еще несколько видов убыли Красной армии: более 570 тыс. чел., уволенных из армии (с исключением с учета или в отпуск по ранению или болезни), направленных для работы в народное хозяйство, на пополнение войск НКВД и формирований других ведомств, осужденных за воинские преступления и неразыскан-ных дезертиров /8, с. 64/. Выше было показано, что в 1941 г. в народное хозяйство было передано примерно 1300—1400 тыс. мобилизованных военнообязанных, а по расчетам Толмачевой А. В. (см. табл. 2.2), в 1941 г. общее число переданных на пополнение войск НКВД и формирований других ведомств, осужденных за воинские преступления и неразысканных дезертиров составляло более 200 тыс. чел. Суммарно перечисленные выше виды убыли, не относящиеся к безвозвратным потерям Красной армии, «обнуляют» подсчитанную Лопуховским Л. Н. и Кавалерчиком Б. К. «оставшуюся убыль» в 2 млн 96,6 тыс. чел.

Ивлев И. И. сделал попытку уличить Кривошеева Г. Ф. в занижении потерь Красной армии за период с 22.06.1941 г. по 01.09.1942 г. Планку «недоучета» Кривошеевым Г. Ф. потерь Красной армии он поднял до 8 млн чел. При расчете безвозвратных потерь Красной армии за указанный период Ивлев И. И. ссылается на «неоспоримый документ» /9, с. 488/ — доклад Сталину И. В. начальника Главного управления формирования и укомплектования войск Красной армии Щаденко Е. А. «О мобилизационных ресурсах и их использовании за год войны (на 1 сентября 1942 г.)». При этом Ивлев И. И. за рассматриваемый период насчитал 13 022 606 чел. безвозвратных потерь Красной армии, исходя из того, что с начала войны и до 1 сентября 1942 г. в вооруженные силы было привлечено 25 024 500 чел. (включая численность вооруженных сил на 22.06.1941 г.) /9, с. 490/. Но Ивлев И. И. не заметил, что п. 4 доклада, в котором фигурирует цифра 25 024 500 чел., начинается словами: «С начала (войны) до 1 сентября 1942 г. требовалось (выделено мной. — В. Л.)...» /5, с. 101, 8, с. 213/, — а реальное число привлеченных в вооруженные силы указано в п. 7 доклада: «Передано в состав Красной армии, ВМФ, НКВД за все время войны (включая наличие на 1 июня 1941 г.) — 18 Об 9000 чел.» /5, с. 103, 8, с. 215/. Наконец, в п. 10 доклада указано следующее: «10. Из числа 18 069 000 чел., взятых из страны в течение войны на укомплектование Вооруженных Сил, по состоянию на 1 сентября 1942 г. числилось:

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru