Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Международные связи российской политической эмиграции Страница - 1

В. Я. Гросул

Международные связи российской политической эмиграции во 2-й половине XIX века

Институт российской истории РАН

В. Я. Гросул

Международные связи российской политической эмиграции во 2-й половине XIX века

Москва

РОССПЭН

2001

ББК 63.3-4; 66.3.(2Рос)6 Г 88

Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) проект № 00-01-16040

Гросу^ В. Я.

Международные связи российской политической эми-Г 88 грации во 2-й половине XIX века. — М.: 4Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2001. — 408 с.

В книге рассказывается о международных связях российских политических эмигрантов в период от окончания Крымской войны 1853—1836 гг. до начала XX в.; об истории становления российских эмигрантских колоний во многих странах Европы, Америки и Азии; о контактах, а затем и сотрудничестве эмигрантов с различными общественными деятелями зарубежных стран, участии в политических событиях, научной и публицистической деятельности. Значительное внимание уделено семейным связям эмигрантов и тому, как эти связи повлияли на их общественную позицию. Впервые столь подробно рассмотрено взаимодействие российских эмигрантов с рядом зарубежных правительств и парламентскими кругами. Широко использованы архивные материалы, русская и зарубежная литература.

Книга рассчитана на историков-специалистов, студентов и всех тех, кто интересуется международными связями русского общества XIX столетия.

Публикуется в авторской редакции.

Ф Институт российской истории РАН, 2001. Ф В. Я.Гросул, 2001. тет, -  00.0  .Ф  «Российская  политическая энциклопедия»

ШВЫ 5 - 8243 - 0232 - 4 (РОССПЭН), 2001.

Введение

Когда-то в русской революционной среде Г. В.Плеханов считался одним из самых правоверных народников-анархистов. Отстаивая свои взгляды, он не остановился перед разрывом со своими прежними соратниками-народовольцами, решительно следуя в русле традиционного народнического анархизма, господствовавшего почти все 70-е гг. Но вот в январе 1880 г. ему пришлось покинуть Россию и перейти на положение эмигранта, обосновавшись в далекой Франции. В декабре того же года он пишет письмо, которое было опубликовано более сорока лет тому назад, не у нас, а в Румынии, и которое свидетельствовало о коренных изменениях взглядов этого вроде бы глубоко убежденного народника. Письмо столь красноречиво, что навряд ли может иметь двойное толкование. Плеханов в нем писал: «Я во многом изменил свои взгляды. Таково влияние Запада... Анархический абстенционизм бессилен, так же как сама анархия. К сожалению, я несколько лет держался этого нелепого взгляда... Жизнь на Западе многому меня научила. Охотно сознаюсь в своих ошибках» *.

Изменение взглядов вещь, отнюдь, не редкая в мировой истории. Меняли свои взгляды и апостол Павел, и Карл Маркс, некогда последовательный младогегельянец, и бывший петрашевец Ф. М.Достоевский. Но эволюция взглядов Плеханова была уж очень стремительной и для многих неожиданной. Сам Плеханов писал, что он стал марксистом не в 1884 г., а уже в 1882 г.1, но изучение весьма достоверных фактов свидетельствует о серьезных сдвигах уже в 1880 г. Л. Г.Дейч, один из самых близких и Плеханову людей, человек, несомненно, очень осведомленный, вспоминал еще при жизни Плеханова, что его друг летом 1880 г. как бы в шутку предложил их кругу стать социал-демократами^. Примерно то же самое вспоминал и не менее близкиий к Плеханову П. Б.Аксельрод. Летом 1880 г. он обратил внимание на книгу Ф. Энгельса о Дюринге, которая лежала на столе Плеханова и при этом подчеркнул: «Само собой разумеется, что для такого человека, как Плеханов, чтение этой книги не могло остаться бесследным»2. Плеханов читал эту книгу в оригинале на немецком языке и воздействие ее, действительно, было не только не бесследным, но способствовало бурным всходам заморских семян на российской почве.

В литературе, конечно, не мог незаметно пройти этот стремительный поворот от « самобытности * к 4 западничеству ». Противники Плеханова обвиняли его в том, что он свои новые идеи вычитал из немецких книжек, но исследователи, глубоко изучившие искания Плеханова уже давно отметили, что «западнические» идеи он позаимствовал не только благодаря немецким книжкам, но и русскому опыту3. Факт, однако, остается фактом. Основатель русского марксизма свои новые идеи почерпнул далеко от границ своей родины и произошло это удивительно быстро и вроде бы непонятно, если не учитывать, что как раз в то время проявился глубокий кризис русской революционной идеологии.

Вообще, еще Шарль де Мазад, хорошо знавший Россию середины прошлого века, вынужден был признать: «Как известно, русские как средних, так и других классов обладают способностью с удивительной легкостью воспринимать чужие идеи»4. Примерно в то же время Н. Г.Чернышевский, рецензируя сборник записок иностранцев о средневековой России, обратил внимание на то, сколь большим, мягко говоря, авторитетом пользовались у русских женщин иностранцы. Явная страсть к заморским плодам переносилась и на обожание к их обладателям. Проявилось это давно, и давно было отмечено в литературе. Но история с Плехановым была совсем другого рода. Плеханов был вынужден покинуть Россию, избегнув неминуемого ареста и изоляции. Не исключено, что в этом случае становление русского марксизма было бы более запоздалым и лишилось бы такого мыслителя, как Плеханов. Подобные потери уже были. В возрасте 24 лет скончался один из потенциальных теоретиков русского марксизма М. В.Куприянов — человек глубочайшего ума, обративший внимание на сочинения К. Маркса еще в 70-х гг. Не дожил до 25 лет еще один вероятный теоретик русского революционного движения, которого его близкие считали чуть ли не гением — Н. Д.Ножин. Если Ножин скончался от тифа в Мариинской больнице в Петербурге, то Куприянов скончался от перитонита в Петропавловской крепости.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.